Мюнхен, гостеприимство по-баварски

Поделись с подружками :
Я снова хочу в Баварию! Самолет только коснулся родной земли, а меня уже потянуло обратно. Нет, я патриот своей страны, поэтому насовсем уезжать не собираюсь, так, дней на пять...
Но каждый месяц! Чтобы снова и снова видеть этот замечательный край с живописными Альпами, чистыми, как слеза, озерами, с городами, похожими на сказку, с маленькими ресторанчиками, величественными замками и уютными, утопающими в герани домиками... А баварская кухня? А пиво? Это же просто искушение для гурмана! Словом, пока я еще не уехала, с удовольствием поделюсь с вами впечатлениями.

Стра­на в стра­не

Гер­ма­ния, как вы­ло­жен­ная паз­ла­ми кра­соч­ная кар­ти­на, раз­де­ле­на на ше­ст­на­д­цать фе­де­раль­ных зе­мель. У ка­ж­дой — свое от­дель­ное пра­ви­тель­ст­во, флаг и гимн, свой ди­а­лект и обы­чаи. При этом она на­зы­ва­ет се­бя еди­ной, ка­ко­вой, соб­ст­вен­но, и яв­ля­ет­ся. Так вот, Ба­ва­рия — са­мая боль­шая из не­мец­ких зе­мель. И, на­вер­ное, са­мая зна­ме­ни­тая. Ей до­ве­лось быть и кур­фюр­ше­ст­вом, и ко­ро­лев­ст­вом, и да­же со­вет­ской рес­пуб­ли­кой в 1919 го­ду... Но она ни на грамм не ут­ра­ти­ла са­мо­быт­но­сти и по­ли­ти­че­ско­го ве­са. Ве­ка­ми Ба­ва­рия на­ка­п­ли­ва­ла и бе­реж­но хра­ни­ла свои на­ци­о­наль­ные тра­ди­ции, бла­го­да­ря че­му и ста­ла ла­ко­мым ку­соч­ком для пу­те­ше­ст­вен­ни­ков все­го ми­ра. Ведь не­да­ром же ее на­зы­ва­ют еще и “стра­ной ту­риз­ма”. Осоз­на­вая свою из­бран­ность, жи­те­ли Ба­ва­рии от­ли­ча­ют­ся уди­ви­тель­ным со­че­та­ни­ем, ка­за­лось бы, не­со­че­та­е­мых ка­честв: кон­сер­ва­тиз­ма и от­кры­то­сти, глу­бо­кой ре­ли­ги­оз­но­сти и склон­но­сти к без­у­держ­но­му ве­се­лью. Они ам­би­ци­оз­ны, не­ве­ро­ят­но хле­бо­соль­ны и пре­ду­пре­ди­тель­ны. Во­об­ще, ра­ду­шие и го­с­те­при­им­ст­во у ба­вар­цев в кро­ви, а их оп­ти­миз­му мож­но толь­ко по­за­ви­до­вать. Сло­вом, от­ды­хать здесь — од­но удо­воль­ст­вие.

Итак, мы при­ле­те­ли в Ба­ва­рию ра­но ут­ром. Са­мо­лет раз­ре­зал кры­лом гу­с­той ту­ман и при­зе­м­лил­ся в Мюн­хен­ском аэ­ро­пор­ту. На­до ска­зать, что это уни­каль­ное стро­е­ние, на­по­ми­на­ю­щее “го­род бу­ду­ще­го”, мог­ло бы стать те­мой от­дель­ной ста­тьи. В со­про­во­ж­де­нии ги­да мы со­вер­ши­ли мас­штаб­ную экс­кур­сию по его свер­ка­ю­щим ог­ня­ми тер­ми­на­лам и за­кон­чи­ли ее в ма­лень­ком уют­ном ре­с­то­ран­чи­ке. Зав­трак на­чал­ся с де­гу­ста­ции пи­ва. “Кто бы со­м­не­вал­ся”, — ска­же­те вы. Пра­виль­но, Ба­ва­рия и пи­во — по­ня­тия не­раз­де­ли­мые, но имен­но этот на­пи­ток мож­но по­про­бо­вать толь­ко здесь. Ибо ва­рит­ся он в пи­во­вар­не аэ­ро­пор­та под на­зва­ни­ем Airbrau и про­да­ет­ся “жи­вым”, то есть в бу­тыл­ки не за­кры­ва­ет­ся. Нам при­нес­ли его “на про­бу” в смеш­ных по ме­ст­ным мер­кам де­гу­ста­ци­он­ных ста­кан­чи­ках. Вкус­но­ти­ща не­пе­ре­да­ва­е­мая! “Хо­ро­шее на­ча­ло”, — ре­ши­ли мы и, взбод­рен­ные ду­ши­стым на­пит­ком, от­пра­ви­лись в Мюн­хен.

Сто­ли­ца ба­рок­ко и пи­ва

Есть та­кая ста­рин­ная ба­вар­ская при­сказ­ка “Barock und Brauche, Bier und Bauche“, что в пе­ре­во­де оз­на­ча­ет “Ба­рок­ко и обы­чаи, пи­во и жи­во­ты“. Это о Мюн­хе­не. Но в столь са­мо­кри­тич­но иро­нич­ном обо­зна­че­нии глав­ных ка­честв — лишь ма­лая до­ля то­го, что го­то­вит ту­ри­стам ба­вар­ская сто­ли­ца. 

туристу на заметку
Для пе­ре­ле­та в Мюн­хен луч­ше все­го поль­зо­вать­ся ус­лу­га­ми не­мец­кой авиа­ком­па­ни­и Lufthansa (www.lufthansa.com).
За­ре­ги­ст­ри­ро­вать­ся на рейс мож­но пря­мо в Ин­тер­не­те, пре­д­у­смо­т­ре­на так­же ус­ко­рен­ная ре­ги­ст­ра­ция, а для по­сто­ян­ных кли­ен­тов дей­ст­ву­ет по­ощ­ри­тель­ная про­грам­ма.
В Мюн­хе­не обя­за­тель­но сто­ит по­бы­вать на Ма­ри­ен­плац, прой­тись по ста­рин­ной ули­це Таль, по­смо­т­реть Но­вую ра­ту­шу, Ста­рую ра­ту­шу, воз­ве­ден­ную еще в 1470 го­ду. По­бы­вать в глав­ном со­бо­ре го­ро­да — Фрау­ен­кир­хе (Богоматери), а так­же в Те­а­ти­нер­кир­хе — пер­вой юж­но­гер­ман­ской цер­к­ви, вы­пол­нен­ной в сти­ле ба­рок­ко. Про­гу­лять­ся по жи­во­пис­но­му Ан­г­лий­ско­му са­ду, рас­по­ло­жен­но­му в са­мом серд­це Мюн­хе­на. По­се­тить Ста­рую Пи­на­ко­те­ку — од­ну из зна­ме­ни­тых кар­тин­ных га­ле­рей Ев­ро­пы, и за­мок Ним­фен­бург — быв­шую лет­нюю ре­зи­ден­цию ба­вар­ских ко­ро­лей.
В го­род влюб­ля­ешь­ся сра­зу и на­все­г­да. Для ме­ня — че­ло­ве­ка, вос­пи­тан­но­го на сте­рео­ти­пах о пе­дан­тич­ной и чо­пор­ной Гер­ма­нии, — он ока­зал­ся на­сто­я­щим от­кры­ти­ем. Мюн­хен — не­обык­но­вен­но де­мо­кра­тич­ный, уют­ный и по-до­маш­не­му те­п­лый го­род. Он чем-то на­по­ми­на­ет Ки­ев. На­вер­ное, на­стро­е­ни­ем, а еще ка­ки­ми-то си­ю­ми­нут­ны­ми ас­со­ци­а­ци­я­ми, ко­гда пе­ред то­бой вдруг воз­ни­ка­ет до бо­ли зна­ко­мый жел­тый фа­сад до­ма, за­тей­ли­во изо­г­ну­тый фо­нарь с го­лу­бем на ма­куш­ке или уст­ре­м­лен­ные в не­бо све­чи каш­та­нов, ко­то­рых тут то­же не­ма­ло. Что ин­те­рес­но, Ки­ев и Мюн­хен — го­ро­да- по­бра­ти­мы. Мюн­хен — празд­нич­ная от­крыт­ка, ко­то­рой хо­чет­ся по­зд­ра­вить са­мо­го близ­ко­го че­ло­ве­ка в род­ном Ки­е­ве. Мож­но бес­ко­неч­но дол­го бро­дить по его мо­ще­ным улоч­кам, лю­бо­вать­ся его эк­ле­к­тич­ной ар­хи­те­к­ту­рой, об­на­ру­жи­ва­ющей ед­ва ли не все возможные сти­ли: от го­ти­ки до мо­дер­на. Смо­т­реть и уди­в­лять­ся не­ожи­дан­ной гар­мо­нии уви­ден­но­го. Мюн­хен — го­род-ко­с­мо­по­лит. В нем мир­но со­су­ще­ст­ву­ют лю­ди бо­лее ста вось­ми­де­ся­ти на­ци­о­наль­но­стей. 

Здесь учил­ся Эйн­штейн, жи­ли и со­з­да­ва­ли бес­смерт­ные про­из­ве­де­ния Штра­ус, Кан­дин­ский, Тют­чев, Манн и Гес­се. Здесь вы­ста­в­ля­ли свои тво­ре­ния Крам­ской, Ре­пин, Ре­рих и дру­гие за­ме­ча­тель­ные художники. Глав­ное ме­с­то и от­прав­ная точ­ка, с ко­то­рой сто­ит на­чи­нать пу­те­ше­ст­вие по Мюн­хе­ну, — пло­щадь Ма­ри­ен­платц. За ней — зда­ние Но­вой ра­ту­ши, чуть даль­ше — ве­се­лый и бес­по­кой­ный ры­нок Ви­к­ту­а­ли­ен­маркт, где мож­но ку­пить все что угод­но. Сле­ва воз­вы­ша­ют­ся две круг­лые баш­ни собора Бо­го­ма­те­ри — сим­вол го­ро­да. Ко­г­да ча­сы бьют пол­день, на ра­ту­ше под пе­ре­звон ко­ло­ко­лов по­я­в­ля­ют­ся мед­ные фи­гур­ки свя­тых, мо­на­хов, ко­ро­лей и бюр­ге­ров. Ту­ри­сты не­мед­лен­но за­про­ки­ды­ва­ют го­ло­вы и с дет­ским вос­тор­гом на­блю­да­ют за их за­бав­ны­ми тан­ца­ми. Сни­зу фи­гур­ки ка­жут­ся не­боль­ши­ми, на са­мом же де­ле они до­с­ти­га­ют вы­со­ты че­ло­ве­че­ско­го ро­с­та. Фон­тан со ста­ту­ей Де­вы Ма­рии об­ле­пи­ли влюб­лен­ные па­роч­ки. Ма­ри­ен­платц шу­мит мно­же­ст­вом го­ло­сов. Ес­ли хо­ро­шень­ко при­слу­шать­ся, то в их гу­ле обя­за­тель­но раз­ли­чишь рус­скую речь. Мы не­ус­тан­но щел­ка­ем фо­то­ап­па­ра­та­ми. Ку­да ни по­вер­нись — до­с­то­при­ме­ча­тель­ность. Пло­щадь в по­сто­ян­ном дви­же­нии. Как при та­ком ско­п­ле­нии ту­ри­стов го­ро­ду уда­ет­ся ос­та­вать­ся ухо­жен­ным и да­же ка­ким-то под­черк­ну­то чи­с­тым — не­по­нят­но. Но во всем чи­та­ет­ся ува­же­ние к его оби­та­те­лям. На­при­мер, стро­и­тель­ные ле­са на­хо­дя­щих­ся на ре­мон­те до­мов ак­ку­рат­но за­кры­ты по­лот­на­ми с ими­та­ци­ей фа­са­дов. Цвет, свет, тень — все как на­сто­я­щее. 

На жи­во­пис­ных окош­ках — гор­шоч­ки с ге­ра­нью. Вы­гля­дит тро­га­тель­но. А еще здесь очень мно­гие, не­за­ви­си­мо от ста­ту­са, ез­дят на ве­ло­си­пе­дах. При­мер по­да­ет сам мэр Мюн­хе­на. Для лю­би­те­лей двух­ко­лес­но­го транс­пор­та вы­де­ле­ны спе­ци­аль­ные до­рож­ки. Мно­гое уди­в­ля­ет в этом го­ро­де. На­при­мер, то, что пра­к­ти­че­ски у ка­ж­до­го вхо­да в ка­фе или ре­с­то­ран сто­ит спе­ци­аль­ный стенд с кор­мом и во­дой для со­бак. При­шел по­обе­дать — по­кор­ми сна­ча­ла сво­его мень­ше­го бра­та, ко­то­ро­го, к сло­ву, пу­с­ка­ют вез­де, но толь­ко на по­вод­ке. Еще од­но от­кры­тие: во­ду здесь пьют пря­мо из-под кра­на. Как хо­лод­ную, так и го­ря­чую. Ее да­ют да­же мла­ден­цам. Но, с дру­гой сто­ро­ны, для зе­м­ли, ок­ру­жен­ной аль­пий­ски­ми озе­ра­ми, это не уди­ви­тель­но.  

“А сей­час мы от­пра­вим­ся обе­дать. Про­го­ло­да­лись?” — спра­ши­ва­ет наш гид Инес­са — улыб­чи­вая жен­щи­на, ав­ст­рий­ка с рус­ски­ми кор­ня­ми. Да­же ес­ли бы мы не про­го­ло­да­лись — кто же от­ка­жет­ся от зна­ме­ни­той не­мец­кой тра­пе­зы?   

До­жить до де­сер­та

От­пра­в­ля­ясь в ба­вар­ский ре­с­то­ран, по­м­ни­те: вас ждут са­мые боль­шие пор­ции из всех, ка­кие толь­ко мож­но се­бе пред­ста­вить. В пер­вый же день, опь­я­нен­ные бо­же­ст­вен­ны­ми ку­ли­нар­ны­ми аро­ма­та­ми, мы друж­но да­ли ма­ху. За­ка­за­ли по не­сколь­ко блюд. Плюс де­сер­ты. И лишь ко­гда энер­гич­ные офи­ци­ан­ты при­ня­лись на­кры­вать сто­лы, ста­ло яс­но: нор­маль­но­му че­ло­ве­ку все­го это­го изо­би­лия не оси­лить и за три дня, не то что за один обед. Но мы все-та­ки ри­ск­ну­ли и при­сту­пи­ли к тра­пе­зе. На­чать же ее ре­ши­ли с са­мо­го тра­ди­ци­он­но­го ба­вар­ско­го блю­да под на­зва­ни­ем “вайс­свюрст”. Это неж­ней­шие бе­лые кол­ба­ски из пар­ной те­ля­ти­ны, сви­ни­ны, с до­ба­в­ле­ни­ем трав и пря­но­стей. Они го­то­вят­ся и по­да­ют­ся толь­ко здесь, на юге Гер­ма­нии. Тра­пе­за с вайс­свюрст — на­сто­я­щий ри­ту­ал. Сна­ча­ла на сто­ле пе­ред ва­ми по­я­в­ля­ет­ся вну­ши­тель­ных раз­ме­ров пу­за­тый гор­шок, бо­чо­нок со слад­кой ду­ши­стой гор­чи­цей и щип­цы. 

туристу на заметку
Зна­ме­ни­тое ба­вар­ское пи­во вы мо­же­те по­про­бо­вать вез­де: и в “кнай­пах” — мно­го­чис­лен­ных пив­ных ба­рах, пря­мо на ло­не при­ро­ды в “бир­гар­тенах” — так на­зы­ва­е­мых пив­ных са­дах, а так­же в пи­во­вар­нях, при ко­то­рых, как пра­ви­ло, име­ют­ся пив­ные ре­с­то­ра­ны, или в “бир­кел­ле­рах” — пив­ных под­ва­лах, на­по­ми­на­ю­щих ве­чер­ние клу­бы от­ды­ха. На­и­бо­лее по­пу­ляр­ны здесь свет­лые сор­та: Хоф­брой (Hofbrau), Хе­кер-Пшорр (Hacker-Pschorr), Па­у­ланер (Paulaner), Шпа­тен (Spaten), Ав­гу­сти­нер­брой (Augustinerbrau) и пи­во мо­на­хов Ор­де­на фран­ци­скан­цев — Franziskaner weisbier.
От­кры­ва­ешь крыш­ку, вы­пу­с­ка­ешь аро­мат­ное об­ла­ко па­ра и щип­ца­ми до­с­та­ешь из го­ря­чей во­ды од­ну из кол­ба­сок. Раз­ме­ром она с сар­дель­ку. Сни­ма­ешь тон­кую ко­жи­цу и, от­ре­зая по ку­соч­ку, об­ма­ки­ва­ешь ка­ж­дый в гор­чи­цу. По­лу­ча­ет­ся уди­ви­тель­но вкус­ное со­че­та­ние. Та­ет во рту. Кста­ти, ре­цепт при­го­то­в­ле­ния ба­вар­ской гор­чи­цы хра­нит­ся в стро­жай­шем се­к­ре­те. В опи­сан­ном со­ста­ве ни еди­но­го кон­сер­ван­та и все очень про­сто: во­да, гор­чич­ные се­ме­на, са­хар. Но ес­ли по­про­бо­вать при­го­то­вить ее до­ма, ни­че­го не по­лу­чит­ся. Да, чуть не за­бы­ла: в ка­че­ст­ве хле­ба к кол­ба­скам по­да­ют хру­стя­щие крен­дель­ки с боль­ши­ми кри­стал­ла­ми со­ли на зо­ло­ти­стой ко­роч­ке — бре­це­ли. Кста­ти, не­мец­кие кол­ба­сы счи­та­ют­ся са­мы­ми луч­ши­ми в ми­ре, а ба­вар­ские — луч­ши­ми сре­ди луч­ших. Но вот уже нам не­сут го­ры са­ла­тов — кар­то­фель­ный с неж­ным сли­воч­ным со­усом, ка­пу­ст­ный с хру­стя­щим бе­ко­ном, из жа­ре­ной го­вя­ди­ны с кор­ни­шо­на­ми и яб­ло­ка­ми, а вслед за ни­ми буль­он с пе­че­ноч­ны­ми клец­ка­ми, суп-пю­ре из ли­си­чек, сыр­ный паш­тет, сви­ную руль­ку со зна­ме­ни­той ту­ше­ной ки­с­лой ка­пу­с­той, жа­ре­ную во фри­тю­ре гру­дин­ку на ре­б­рыш­ках — рипп­хен. 

Блю­да ба­вар­ской кух­ни про­стые в при­го­то­в­ле­нии, но при этом на­столь­ко вкус­ные и сыт­ные, что на­еда­ешь­ся чет­вер­тин­кой пор­ции. И еще, ес­ли вы ре­ши­те за­ка­зать ста­рин­ное ба­вар­ское блю­до швай­не­ха­к­се, имей­те в ви­ду — вам при­не­сут ог­ром­ную за­пе­чен­ную це­ли­ком сви­ную но­гу. Съесть ее — ва­ша за­да­ча на бли­жай­шие па­ру-трой­ку ча­сов. От­каз оби­дит го­с­те­при­им­ных хо­зя­ев. Но спа­се­ние есть, и оно в луч­шем в ми­ре, рас­па­ля­ю­щем бо­га­тыр­ский ап­пе­тит ба­вар­ском пи­ве! Впро­чем, этот на­пи­ток за­слу­жи­ва­ет от­дель­но­го раз­го­во­ра.

Пи­ва мно­го не бы­ва­ет

Толь­ко пред­ставь­те се­бе: в Гер­ма­нии ва­рит­ся пять ты­сяч сор­тов пи­ва и че­ты­ре тысячи при­хо­дит­ся на Ба­ва­рию. Так что для лю­би­те­лей зна­ме­ни­то­го на­пит­ка эта зе­м­ля — на­сто­я­щий рай. В 1516 го­ду здесь был при­нят за­кон о “чи­с­то­те пи­ва”, ко­то­рый рег­ла­мен­ти­ро­вал его со­став. Речь шла о том, что на­сто­я­щее пи­во долж­но со­дер­жать три ком­по­нен­та: яч­мен­ный со­лод, хмель и во­ду. Все ос­таль­ное — по­пыт­ка мо­шен­ни­че­ст­ва. Поз­же к “чи­с­той фор­му­ле” до­ба­ви­лись дрож­жи, но про­чее со­хра­ни­лось не­из­мен­ным. За­кон этот дей­ст­ву­ет и по сей день. 

2.jpgА пе­ред всту­п­ле­ни­ем в Ев­ро­со­юз, ко­гда Гер­ма­ния долж­на бы­ла из­ме­нить свои прин­ци­пы и вне­сти кор­ре­к­ти­вы, до­пу­с­ка­ю­щие и дру­гие ин­гре­ди­ен­ты для пи­ва, уп­ря­мые не­мец­кие пи­во­ва­ры ре­ши­ли вне­дрить ак­цию “бес­сло­вес­но­го со­про­ти­в­ле­ния”, а имен­но: про­дол­жать ва­рить “пра­виль­ный”, про­ве­рен­ный ве­ка­ми на­пи­ток. Мо­жет быть, по­э­то­му не­мец­кое пи­во та­кое вкус­ное. Здесь его пьют боль­ши­ми ли­т­ро­вы­ми круж­ка­ми (масс). В буд­ни и празд­ни­ки. Что ка­са­ет­ся вто­ро­го, то са­мый гран­ди­оз­ный празд­ник пи­ва про­хо­дит в Мюн­хе­не. На­зы­ва­ет­ся он Ок­то­бер­фест. Ров­но в пол­день, в тре­тью суб­бо­ту сен­тя­б­ря мэр го­ро­да вы­би­ва­ет проб­ку из пер­вой пив­ной боч­ки и ра­до­ст­но про­воз­гла­ша­ет:  “O’zapft is!” — “От­купорено!”, или что-то вро­де “Хо­ро­шо по­шло!” С это­го мо­мен­та пи­во те­чет ре­кой, и еда, ка­кой бы вкус­ной она ни бы­ла, пре­вра­ща­ет­ся лишь в скром­ное к не­му до­пол­не­ние.

А на­ча­лось все еще в 1810 го­ду, ко­гда в оз­на­ме­но­ва­ние свадь­бы ко­ро­ля Люд­ви­га Пер­во­го с прин­цес­сой Те­ре­зой Са­к­сон­ской бы­ло уст­ро­е­но мас­со­вое на­род­ное гу­ля­ние. Го­ро­жа­не в честь празд­ни­ка по­лу­чи­ли не толь­ко зре­ли­ща, но и бес­плат­ную вы­пив­ку. В об­щем, щед­рый пик­ник на­столь­ко по­нра­вил­ся на­ро­ду, что власть ре­ши­ла сделать его тра­ди­ционным. С тех пор еже­год­но на Те­ре­зи­ном лу­гу во вре­мя пив­но­го фе­с­ти­ва­ля со­би­ра­ет­ся до се­ми мил­ли­о­нов че­ло­век из раз­ных стран ми­ра. Со­глас­но Кни­ге ре­кор­дов Гин­нес­са, за две не­де­ли ве­се­ло­го празд­не­ст­ва вы­пи­ва­ет­ся око­ло ше­с­ти мил­ли­о­нов ли­т­ров луч­ших сор­тов пи­ва. На лу­гу ус­та­на­в­ли­ва­ют­ся пол­то­ра де­сят­ка ог­ром­ных па­виль­о­нов, ка­ж­дый из ко­то­рых спо­со­бен уме­стить от трех до вось­ми ты­сяч че­ло­век. Все они пред­ста­в­ля­ют про­дук­цию круп­ней­ших пи­во­ва­рен стра­ны. С ут­ра до ве­че­ра иг­ра­ют ду­хо­вые ор­ке­ст­ры, ра­бо­та­ют ат­трак­ци­о­ны, то там, то здесь раз­да­ет­ся звон сомк­нув­ших­ся кру­жек и друж­ное “Prosit!”, то есть “На здо­ро­вье!” А еще на Ок­то­бер­фе­сте мож­но по-на­сто­я­ще­му оце­нить па­т­ри­о­тизм нем­цев. Пра­к­ти­че­ски все они, от ма­ла до ве­ли­ка, оде­ты в на­ци­о­наль­ные ко­с­тю­мы: ко­жа­ные шта­ны с под­тяж­ка­ми, жи­ле­ты, ге­т­ры, шля­пы с пе­ром-ки­с­точ­кой, жен­щи­ны — в пыш­ные кру­жев­ные юб­ки, фар­ту­ки, кор­се­ты на шну­ров­ке, за­бав­ные чеп­цы...

Но ес­ли вам не уда­ст­ся приехать осе­нью, не рас­стра­и­вай­тесь, а сме­ло от­пра­в­ляй­тесь на “ба­вар­ский ве­чер” в празд­нич­ный зал са­мой зна­ме­ни­той Мюн­хен­ской пив­ной под на­зва­ни­ем “Хоф­брой­ха­ус”. Ос­но­ва­на она бы­ла в 1589 го­ду. Не муд­ре­но, что за сто­ле­тия сво­его су­ще­ст­во­ва­ния это ме­с­то ста­ло по­ис­ти­не ле­ген­дар­ным. Здесь лю­би­ли бы­вать и Ле­нин, и Маркс, и Гит­лер. Имен­но здесь в 1923 го­ду про­изо­шел пе­чаль­но из­вест­ный “пив­ной путч”, с ко­то­ро­го на­ча­лась карь­е­ра фю­ре­ра. Се­год­ня в празд­нич­ном за­ле за длин­ны­ми ря­да­ми де­ре­вян­ных сто­лов — сплошь мир­ные ту­ри­сты. На­стро­е­ны все бо­лее чем до­б­ро­же­ла­тель­но. На­ци­о­наль­ные уго­ще­ния ты вы­би­ра­ешь сам, они рас­по­ло­же­ны у стен по прин­ци­пу “швед­ско­го сто­ла”. Пи­во раз­но­сят про­вор­ные офи­ци­ан­ты. Ухи­т­ря­ют­ся дер­жать в ка­ж­дой ру­ке по пять ли­т­ро­вых кру­жек. Как им это уда­ет­ся — не­по­нят­но. “Фан­та­сти­ка”, — го­во­рю я. 
“Опыт”, — уточ­ня­ет наш гид. За­ка­зать вход­ной би­лет, как и за­ре­зер­ви­ро­вать ме­с­то, луч­ше за­ра­нее. Со сто­лом нам по­вез­ло — он ока­зал­ся у са­мой сце­ны, на ко­то­рой про­хо­ди­ло ба­вар­ское пред­ста­в­ле­ние: на­ци­о­наль­ная му­зы­ка в ис­пол­не­нии не­боль­шо­го фольк­лор­но­го ор­ке­ст­ра, тра­ди­ци­он­ные тан­цы дро­во­се­ков (толь­ко ус­пе­вай увер­ты­вать­ся от ле­тя­щих ще­пок), за­лих­ват­ские пес­ни, кон­кур­сы и тор­же­ст­вен­ный вы­нос на сце­ну го­су­дар­ст­вен­ных фла­гов стран, жи­те­ли ко­то­рых при­сут­ст­ву­ют в за­ле. При по­я­в­ле­нии ук­ра­ин­ско­го мы ог­ла­си­ли пив­ную гром­ким по­бед­ным во­плем, так что пе­ре­плю­ну­ли да­же са­мую мно­го­чис­лен­ную груп­пу ки­тай­цев сле­ва. Сло­вом, ты по­сто­ян­но втя­нут в ка­кое-то дей­ст­во. Весь ве­чер мы с удо­воль­ст­ви­ем ре­а­ги­ро­ва­ли на клич ве­ду­ще­го, ко­то­рый ка­ж­дые пять ми­нут энер­гич­но при­зы­вал гос­тей встать, со­еди­нить бо­ка­лы и осу­шить их до дна. А по­том друж­но об­ни­ма­ли друг дру­га за пле­чи и, ка­ча­ясь в такт му­зы­ки, ра­до­ст­но гор­ла­ни­ли не­за­тей­ли­вую не­мец­кую пе­сен­ку о пи­ве. 

Сло­вом, ес­ли вы лю­би­те гром­кое без­у­держ­ное ве­се­лье — вам сю­да. Прав­да, в Мюн­хе­не есть мно­же­ст­во дру­гих — ти­хих и уют­ных — ре­с­то­ран­чи­ков, в ко­то­рых, к сво­ему уди­в­ле­нию, мож­но об­на­ру­жить ме­ню на рус­ском язы­ке и да­же от­лич­но по­ни­ма­ю­щих на­шу речь офи­ци­ан­тов. Обя­за­тель­но за­ка­жи­те де­серт. На­при­мер, ста­рин­ное ба­вар­ское блю­до дам­пф­ну­дель — слад­кую бул­ку в мо­лоч­ном со­усе. Или штру­дель — пи­рог с яб­ло­ка­ми и ко­ри­цей. Впро­чем, по же­ла­нию, его мож­но по­про­бо­вать с мо­ро­же­ным или взби­ты­ми слив­ка­ми. Сплош­ной вос­торг! В об­щем, ка­кой бы ре­с­то­ран или кон­ди­тер­скую вы ни вы­бра­ли, не про­га­да­е­те. Нем­цы са­ми лю­бят вкус­но по­есть, по ча­с­ти щед­рых уго­ще­ний им то­же нет рав­ных. Го­с­те­при­им­ст­во — од­но из глав­ных их ка­честв. Вот пи­шу и по­ни­маю, мне про­сто-та­ки не­об­хо­ди­мо опять в Ба­ва­рию. И вам то­же. Так что па­куй­те че­мо­да­ны и впе­ред: в стра­ну, на­по­ми­на­ю­щую боль­шой бес­ко­неч­ный празд­ник. 

Благодарим за помощь в подготовке материала компанию “Новый стандарт деловых путешествий“ и Генерального директора авиакомпании Lufthansa Антонио КУОКО.

Поделись с подружками :