Раздумья в Гефсиманском саду

Поделись с подружками :
...В конце был чей-то сад, надел земельный.
Учеников оставив за стеной,
Он им сказал: “Душа скорбит смертельно,
Побудьте здесь и бодрствуйте со мной”.

Он отказался без противоборства,
Как от вещей, полученных взаймы,
От всемогущества и чудотворства,
И был теперь, как смертные, как мы.

Кроме мечты познакомиться с Иерусалимом, у меня было еще одно заветное желание: без спешки, посторонних мнений и чужих комментариев пройтись по Гефсиманскому саду и увидеть место, столь важное в жизни любого христианина. Каждый раз, когда в Послании от Матфея я читала гефсиманскую молитву Иисуса, у меня сжималось сердце: “Отче мой! Если возможно, да минует меня чаша сия; впрочем, не как я хочу, но как Ты”. В ней Иисус впервые предстал для меня не в образе Бога, а человека, испытывающего скорбь, сомнения и страх. Может быть, именно проявление его человеческой сущности в оливковой роще так влекло меня к этому месту.

Гефсиманский сад расположился у подножия Масличной горы, где всегда в изобилии росли оливки и делали ценное масло. Прессы для выжимки назывались “гат шмена”, от которого и произошло название Гефсимания. Я наблюдала, как свет играет на листьях древних олив, возможно, видевших Спасителя. Если прикоснуться к ним, в их шелесте можно услышать отголоски древней молитвы, которой две тысячи лет. А затем, не спеша, познакомиться с уникальными церквями, построенными на этом удивительном месте.


Церковь всех наций

Храм страстей Господних, или Моления о Чаше, или Агонии, — много имен у церкви, в строительстве которой принимали участие двенадцать католических общин мира. И этот факт не мог не отразиться на одном из названий базилики. Издалека она напомнила мне римский храм, построенный в лучших традициях античности. Однако само здание было возведено в 1924 году на фундаментах ранее стоявших на этом месте церквей. В IV веке здесь была византийская, которую в 614 году разрушили персы, позже восстановили крестоносцы, но в 1167-м практически сравняли с землей войска Салах-ад-Дина. И до XX века она стояла в руинах.
Сейчас в этом прекрасном храме можно посмотреть фрески, сохранившиеся с византийских времен. Мне всегда нравилось любоваться базиликами, озаряемыми солнечным светом сквозь стекла церковных витражей. Но в этом храме, где даже дверная ручка является символом, у меня впервые возникло ощущение, что свет будет лишним. Единственное освещенное место — алтарь наподобие чаши, который напоминает о молитве Иисуса. Темные своды с разбросанными по небосклону звездами, оливковые ветви — все то, что видел Иисус, а на апсидах церкви — напоминание о предательстве Иуды. От искупительной жертвы Спасителя до момента строительства храма прошло почти два тысячелетия, но архитектору Антонио Барлуччи удалось воссоздать атмосферу ушедших дней, реальность происходившего и ее актуальность для современников.


Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Величайшая христианская святыня... А я чуть было не прошла мимо нее, выходя из Гефсиманского сада. Доброжелательный араб-таксист, заметив, что я уже удаляюсь от столь важной достопримечательности, окликнул меня: “Мисс, в эту церковь вам надо непременно попасть”. И как же я признательна ему за это!
Передо мной была только непритязательная каменная постройка, к тому же закрытая на замок. Пятнадцать минут терпеливого ожидания (пока не открыли двери), и я смогла спуститься в подземную церковь. Вглубь скалы вели сорок восемь ступеней, я преодолела их и оказалась в построенном в форме креста храме, в котором находилась Гробница Пресвятой Богородицы. Впервые на русском языке ее описал в XX веке игумен Даниил в сочинении “Житие и хождение игумена Даниила из русской земли”: “Расположен гроб святой Богородицы на ровном месте: была высечена в камне небольшая пещерка с маленькими дверьми, чтобы мог, наклонясь, войти человек; а в глубине той пещеры, напротив дверец, как бы скамья высечена в том же пещерном камне, — на той скамье и было положено тело Пречистой Владычицы нашей Богородицы и оттуда же взято было в рай, оставаясь нетленным. По высоте пещерка та повыше человеческого роста, а в ширину четыре локтя и так, и так; снаружи она, как терем, красиво отделана мраморными плитами...” 
В этой же церкви с правой стороны от алтаря гробницы родителей Марии — Иоакима и Анны, а с левой — Иосифа, с которым она была обручена. А спустившись до двадцать третьей ступени, я обнаружила гробницу королевы Иерусалима Мелисанды, правившей с 1131 по 1153 годы.
История сохранила имя принцессы с армянскими корнями, покровительствующей христианам, а кроме того, привнесшей в архитектуру Иерусалима некоторый кавказский оттенок. Первая церковь Успения Пресвятой Богородицы была построена в 326 году императрицей Еленой, а в XII веке, как предполагают некоторые историки, не без участия Мелисанды храм был расширен и перестроен. Здесь похоронена ее мать, Марфа, также императрица Иерусалима.
 Двадцать драгоценных лампад горят над гробом Божьей Матери, к которому стремятся паломники со всего мира. В храме молятся верующие греческой, армянской, сирийской и коптской православных церквей. И даже мусульмане почитают Деву Марию как пророчицу и мать пророка Иссы (Иисуса Христа) и приходят в храм преклонить колени. И мне хотелось бы когда-нибудь вернуться сюда и увидеть, как на праздник Успения Богородицы, 15 августа, с раннего утра не только лестница, но и сам подход к храму уставлены свечами верующих, желающих в этот день оказаться поближе к святому месту.

В церкви Успения Пресвятой Богородицы похоронены ее родители — Иоаким и Анна, а также  
муж Иосиф-обручник

Церковь Святой Марии Магдалины

Не знаю, что было главным побудительным мотивом отправиться к золотым куполам церкви Святой Магдалины: красота маковок и “кокошников” из серо-белого иерусалимского камня или особенная энергетика, витающая над ней с момента создания. Строительство храма проводилось в память Марии Александровны, матери русского императора Александра III, и было освящено в честь ее покровительницы Марии Магдалины. Великое событие, на котором присутствовали князья Сергей Александрович, Павел Александрович и княгиня Елизавета Федоровна, состоялось в 1888 году. Елизавета Федоровна, еще не принявшая православия, увидев храм, сказала: “Как бы я хотела быть похороненной здесь”. Немногим позже, после мученической кончины в шахте под Алапаевском, ее желание сбылось...
В храме есть еще и работы известных русских живописцев: Верещагина, Иванова, Корзухина, расписывавших его стены. Можно и просто постоять в тени деревьев и осознать, каким подвигом является ежедневный труд монахинь. А на территории отыскать грот, в котором, по преданию, заснули Петр, Иаков и Иоанн во время молитвы Иисуса в Гефсиманском саду. Надпись над ним гласит: “Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение”.
Мне показалась эта фраза хорошим напутствием, словно я получила ответ на свои невысказанные вопросы во время раздумий под сенью ветвей Гефсиманского сада. Возможно, я многого не успела увидеть и многое из увиденного еще не успела осмыслить, но иногда самым важным является именно ответ на не высказанный, но выстраданный вопрос. Разве не для этого зачастую мы стремимся быть ближе к христианским святыням?

Поделись с подружками :