Иордания: земля чудес

Поделись с подружками :
— Эта страна исполняет желания, — совершенно серьезно заявила одна моя знакомая.
— Как?
— Сама увидишь...
Желаний у меня было много, выдержки, как оказалось, значительно меньше. Я изучила несколько путеводителей и вдохновленная прочитанным сгорала от нетерпения поскорее ступить на благословенную землю Иордании...

Живая вода Мертвого моря

В Амман мы прилетели ночью. Город встретил нас, экипированных совcем по-летнему, неожиданной прохладой. “Не волнуйтесь, утром будет плюс двадцать пять”, — пообещал гид. Дорога в отель пролегала в горах крутым серпантином. В какой-то момент мне почудилось, что мы снова взлетаем: немного заложило уши и слегка закружилась голова. Выяснилось, что, наоборот, спускаемся к Мертвому морю — самой низкой точке на земном шаре. 

Уютный номер отеля “Кемпински” манил мягкой постелью, но кто, скажите мне, спит в турпоездках? Тем более когда из окна доносится призывный плеск волн. Выходим на террасу и вглядываемся в черный бархат едва различимого горизонта.
— А где море? Далеко? И в какой оно вообще стороне? — допытывается подруга у молоденького портье, внесшего багаж. Разумеется, по-английски, который, как нам сказали, здесь знают все — от продвинутого менеджера до простого торговца-бедуина.
— Вот оно, — застенчиво улыбаясь, отвечает портье. 
При этом изображает жест, как если бы хотел указать на стоящий перед носом стул.
— Где? Почему не видно?

Парень виновато разводит руками и скрывается за дверью. А на темном небе догорают звезды — такие большие и яркие, что выглядят просто нереальными. Вспоминается аналогия с колодцем, куда в старину опускались люди, чтобы получше разглядеть небесные светила. Мы, получается, тоже оказались в колодце. Правда, гигантских размеров и глубиной в четыреста метров. Рассвет приходит неожиданно и почти внезапно, как будто кто-то снял его на пленку и в несколько раз ускорил движение кадров. Розовый диск солнца поднимается над горизонтом, и мы в изумлении обнаруживаем, что море вот оно — прямо у наших ног, как и обещал застенчивый портье. Скажу вам по секрету, четыре утра — лучшее время для купаний. Пейзаж сказочный. Прибрежные камни покрыты кристаллами соли. 

Они переливаются и сверкают на солнце, как драгоценные алмазы. Над морем лежит голубоватая дымка тумана, мягкие линии гор на противоположном берегу словно исполнены акварелью. Это уже Израиль. Можно помахать рукой соседям или даже переплыть. Теоретически. Впрочем, самая узкая часть границы нас ждет впереди, но об этом чуть позже. На пустынном пляже застаем одиноко гуляющую вдоль берега японку, и больше — ни души. Спускаемся к воде. Она удивительная, ни на что не похожая: темно-синяя, маслянистая на ощупь и настолько плотная, что погрузиться в море не так-то просто. Лучше входить в него осторожно, по специально выложенным дорожкам из набитых песком холщевых мешков. Иначе можно порезать ноги об острые камни, а любые раны здесь нежелательны: вода разъедает их с невероятной скоростью. 


Мертвое море — единственный на земле водоем, в котором плотность воды выше плотности человеческого тела

Еще бы, ведь ее концентрация — триста граммов соли на один литр! Так что Мертвое море не просто соленое, оно горькое и небезопасное. Но если с ним дружить, а именно — относиться с уважительной неторопливостью, то оно способно подарить массу необыкновенных ощущений. Раскидываю руки и возлежу на его блестящей поверхности не шевелясь. При этом чувствую себя абсолютно невесомой. Но интереснее всего сидеть в позе поплавка: поджав ноги по-турецки, качаться на волнах и смотреть на небо. К семи утра на пляж подтягиваются наши друзья. Один из них — любитель подводного плавания — решает проверить Мертвое море на прочность.
— Не ныряй! Нельзя! — кричат ему с берега.

Само собой, море в секунду выталкивает “исследователя” на поверхность, как шарик от пинг-понга. К счастью, все обходится без последствий, хотя эта вода способна вызвать сильнейшее раздражение и даже ожег слизистой глаз. Пить ее, как вы понимаете, тоже не рекомендуется. Недаром древние люди боялись Мертвого моря, считали его дьявольским и обходили стороной. Ах, сколько же они потеряли... 

На берегу соль высыхает в считанные секунды, оставляя на теле плотный серебристый налет. Он щиплет и стягивает кожу, но смыть его можно здесь же — под душем с пресной водой. А еще для желающих заняться грязелечением прямо на пляже стоят глубокие емкости с черной, такой же маслянистой, как и морская вода, грязью. Народ с удовольствием обмазывается ею с головы до пят. В числе прочих целебных свойств она обладает омолаживающим действием. Главное — четко следовать инструкциям: держать грязевую маску на лице — не более пяти минут, на волосах — пятнадцать, на теле — двадцать пять. Впрочем, это — самодеятельность, а в “Кемпински” работает отличный spa-центр, где процесс вашего оздоровления берут на себя профессионалы. 

Сказочный эффект от пребывания на Мертвом море я почувствовала уже через день. Кожа стала гладкой и нежной, дышала свежестью и здоровьем. Это явление оказалось массовым и объяснялось особыми природными условиями здешних мест. Дело в том, что из глубины Мертвого моря бьет пятьдесят пять минеральных источников, химический состав которых уникален. Кроме того, в этом месте самый большой озоновый слой, а над морем — плотная бромистая дымка, что в комплексе с целебной водой и грязью чудодейственным способом излечивает множество кожных недугов, всевозможные заболевания нервной системы и дыхательных путей. Ну и, само собой, исполняет желания всех, кто хочет надолго сохранить молодость и красоту. 

Святое место

В тот день я сказала себе: “Одного только сегодняшнего события более чем достаточно, чтобы сполна ощутить значимость пребывания в этой стране”. Но все по порядку. Нам предстояла поездка на восточный берег реки Иордан. Туда, где расположилась часть Святой Земли, подарившей человечеству бесценное духовное наследие. Эти берега хранили память об Аврааме, Моисее, Илье, апостоле Павле. Именно здесь, согласно многочисленным свидетельствам Библии, Иоанн Предтеча крестил Иисуса Христа. “И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, — и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него” (Матф. 3:16). Удивительно, но лишь в 1996 году археологи обнаружили крестильную купель на раскопанных руинах церкви. Была проведена серьезная исследовательская работа, изучено и сопоставлено множество фактов, прежде чем миру открылось истинное место Крещения Спасителя. 
Увы, сегодня оно не омывается водами Иордана, а находится в его прежнем, высохшем русле. Над ним — небольшой мостик, вниз спускаются скромные деревянные ступени. Сама же значительно обмелевшая с библейских времен река расположена примерно в двух километрах отсюда. Мы идем к ней увитой густыми зарослями тропой. Причудливо изогнутые деревья и кусты тамариска настолько плотно переплелись между собой, что образуют своеобразный тоннель. Он белый, словно растения припорошены мелом. От этого возникает необыкновенное чувство душевного подъема. Нам предстоит окунуться в воды Иордана. Это, конечно же, не сравнимо с таинством Крещения, но сама возможность прикоснуться к святым местам, почувствовать себя причастным к памяти о Великом событии, не может не вдохновлять. Даже воздух в этих краях кажется особенным. Наконец, мы выходим к реке. Признаюсь откровенно, первое впечатление вызывает легкое разочарование. Иордан оказывается узким — не более десяти метров, с мутной от глины, желтовато-серой водой. Молоденький пограничник безучастно взирает на туристов. На той стороне — уже Израиль. Можно без труда разглядеть лица соседей — таких же беспристрастных стражей. Словом, вопреки праздничным ожиданиям место выглядит совсем непрезентабельно. Мы покупаем просторные белые рубахи с цветной картиной Крещения на груди. В голове буднично мелькает мысль: “Какой же станет эта рубаха после купания?” 

Я иду к воде, спускаюсь осторожно — под ногами глина и скользкие камни. В первую секунду вода кажется ледяной. По традиции, в ней нужно окунуться с головой три раза, подумав перед этим о своих самых заветных желаниях. И вот тут-то происходит неожиданное. Окунувшись, я испытываю такую радость, такой неописуемый восторг, что на глаза наворачиваются слезы и одновременно хочется смеяться. Удивительное ощущение: как будто ты заново родился и только теперь разглядел мир. Неприметный до этого мгновения берег видится теперь совершенно иначе. Ты вдруг понимаешь: вокруг все искреннее, неподдельное, живое. Остальное — суета. Любые украшательства и попытки привнести сюда штрихи помпезности напрочь разрушили бы гармонию этих благословенных мест. Невероятно, но, невзирая на мутную воду, моя рубаха остается  по-прежнему белоснежной. Теперь ее нужно высушить, не стирая, и надевать в моменты душевной боли или физических страданий. Конечно, разговаривать с Богом можно в любой точке земного шара. Для этого вовсе не обязательно ехать за тридевять земель, но, поверьте, то, что чувствуешь здесь, — настоящее откровение. Весь последующий день меня не покидали легкость и душевный покой.

В 2007 году, после двухлетнего интернет-голосования, Петра вошла в список новых ”семи чудес света”

Мы отправились к знаменитой горе Небо, с которой пророк Моисей, сорок лет водивший свой народ по Синайской пустыне, увидел Землю Обетованную. Здесь же и умер, но перед смертью Господь даровал ему орлиное зрение, дабы Моисей смог разглядеть то, к чему стремился долгие годы. С горы открывается живописный вид на древний Иерихон, окутанное дымкой Мертвое море, утопающую в зелени долину Иордана и холмы, заботливо, как большие ладони, окружающие Иерусалим. Ежегодно сотни тысяч паломников приезжают в эти места поклониться великим святыням. А мы покидаем их, чтобы на следующий день оказаться в совсем иной реальности. 

Розовый город

Туристу на заметку
Виза. Приобретается по прибытии в аэропорт. Стоимость — 15 долларов. Действует две недели, после чего необходимо обратиться к принимающей стороне и бесплатно продлить срок пребывания.

Климат. Субтропический средиземноморский, сухой. Самый прохладный месяц — январь: воздух прогревается лишь до 14 оС. Самый жаркий — август: выше 30оС, а в пустынной местности дневная жара поднимается до 50 оС и выше. 

Одежда. С мая по октябрь можете смело брать с собой летний гардероб. Женщинам рекомендуется воздержаться от слишком облегающих нарядов, коротких юбок и глубоких декольте. Иорданцы хоть и демократичны в одежде, но до разумных пределов. 

Сувениры. Самые популярные — бутылочки с картинками из?разноцветного песка, плетеные коврики из Мадабы, ювелирные украшения из золота и серебра. Торгуясь, можно сбить цену вдвое. На Мертвом море купите лечебную грязь, а также местную косметику на ее основе, особенно маски. Эффект фантастический.
Сюда влечет каждого путешественника. Здесь возникает полное ощущение, что ты попал на другую планету. И только яркое солнце, синее-синее небо над головой и энергичные туристы подтверждают — ты все-таки на Земле, и вокруг — величественный и неповторимый город под названием Петра. А ведь древняя святыня, сокрытая в скалах, могла так и остаться не найденной, если бы не авантюрная настойчивость ее первооткрывателя — швейцарского археолога Иоганна Людвига Бурхардта. Дело было в далеком 1812 году. Охваченный желанием разгадать тайну бедуинских легенд о чудо-городе, исследователь пошел на серьезный риск — облачился в мусульманские одежды, представился индийским паломником Ибрагимом и, наняв проводника-бедуина, попросил отвести его к могиле Аарона — брата Моисея. Путь, как вы уже догадались, лежал через скалы, скрывавшие от посторонних глаз овеянный легендами город. Каких же невероятных трудов, по воспоминаниям самого Бурхардта, ему стоило сдержать восторг от увиденного, не выдать себя ревностно хранящим свою тайну бедуинам. Узнай они, кого впустили в святая святых, этот радостный день стал бы для знаменитого археолога последним. Но все случилось так, как должно было случиться. Миру стала известна загадочная Петра, признанная международной организацией ЮНЕСКО шедевром мирового культурного наследия. 

Мы идем по дну каньона Сик. Местами он достигает ста двадцати метров в высоту. Узкий проход делает его особенно монументальным. Гигантские скалы смыкаются над головой, оставляя тонкую изломленную полоску неба, так что дух захватывает от их величия. Пройдя чуть больше километра, дружно замираем на месте. Прямо перед нами в каменном проеме, словно мираж, всплывает роскошный розовый фасад царственного здания. Это Казна, или Сокровищница фараона, — храм, построенный в I веке до н. э. Он — главный символ столицы набатейского государства и одна из самых больших его загадок. В скульптурной группе фасада Казны историки разглядели и египетского бога-орла Гора, и кентавров, и амазонок, и греческую богиню Нику. По сути, фасад храма — древний набатейский календарь: двенадцать колонн символизируют месяцы, тридцать резных розеток — количество дней. В 2003 году перед зданием обвалилась земля на глубину шесть метров, открыв более древнюю его часть. Благодаря этому ученые подтвердили: Казна — не захоронение, как большинство архитектурных сооружений в Петре, а храм. В его центре была обнаружена чаша для жертвоприношений, со сливами для крови животных. Вообще, этот загадочный город хранит следы пребывания самых разных культур и цивилизаций. Здесь возводили свои святыни римляне и византийцы, а строительство двух цитаделей приписывают жившим тут крестоносцам. Едва ли не каждый день Петра дарит миру новые загадки, и сегодня исследователи утверждают, что она изучена всего на двадцать процентов. 

Нам предстоит пройти долгий путь — преодолеть девятьсот разбросанных в скалах ступеней, чтобы, взобравшись на гору, увидеть еще один шедевр древнего зодчества — монастырь Эль-Деир. Вокруг, как муравьи, снуют неугомонные туристы, им предлагают свои услуги проводники. Можно подяться верхом на ослике, но мы предпочитаем идти пешком, останавливаясь и любуясь фантастическими строениями. Римский амфитеатр, Королевские гробницы, развалины Колоннады, Храм крылатых львов, набатейский дворец Каср, руины форта крестоносцев — все замерло в вечности. Все, кроме бедуинов, для которых Петра так же естественна, как сама жизнь. Этот контраст вызывает улыбку. То, от чего европейцы впадают в культурный шок, для местных обитателей не более чем будни. Бедуины неподдельно органичны в космических пейзажах Петры и это сочетание покоряет своим простодушием и глубиной одновременно. Лихо пришпоривая своего ослика, с горки по камням ко мне несется бедуинский мальчишка. Размахивает набором открыток с видами Петры и призывно кричит: 

— Мадам, ван доллар! 
— Доллар или динар? — переспрашиваю я, хотя отлично понимаю, что второе по курсу предпочтительнее. Просто хочется увидеть его реакцию, и она оправдывает мои ожидания. Ойкнув, мальчишка расплывается в счастливой улыбке, но тут же берет себя в руки и со взрослой серьезностью конкретизирует:
— Динар! 
Наконец, поднявшись на гору, мы входим в монастырь Эль-Деир. Здесь потрясающая акустика, так и тянет спеть что-нибудь. Не отказываем себе в этом удовольствии, как и в желании купить на память серебряное иорданское украшение, а потом отдохнуть под тентом уютного кафе, выпить горячего сладкого чая из миниатюрных стаканчиков и насладиться великолепной панорамой, открывающейся с горы. А с заходом солнца нас ждет “Ночная Петра”. Это особое зрелище. Весь путь по каньону Сик уставлен трогательными фонариками из бумажных пакетов с песком, в который погружены свечи. Просто и гениально. Казна, возникающая в скальном проеме, выглядит невероятно красиво. Игра света и тени создает иллюзию ночного призрака. Кажется, протяни руку — и божественный фасад бесследно рассеется в темноте. Площадь перед Казной густо уставлена такими же фонариками. В центре — певец со старинным бедуинским инструментом. А вокруг на специально разложенных ковриках — туристы. Желающих посмотреть представление больше сотни, но тишина такая, будто рядом ни души. Вспоминая “Ночную Петру”, я до сих слышу гортанное пение бедуина, эхом разлетающееся над каменной площадью, за ним — нежные звуки флейты, голос чтеца древних легенд... 

До сих пор мне снится усеянная огнями дорога по каньону Сик и выплывающий из темноты розовый мираж Казны. Но тогда, в поездке, яркие впечатления так быстро сменяли друг друга, что было не до снов. На следующий день нас ждало новое приключение.

Пустыня Вади Рам

Место, способное превратить любого человека во вдохновенного романтика. Вади Рам — самая крупная песчаная долина Иордании, национальный заповедник. Мы усаживаемся в джип с открытым кузовом и отправляемся в дорогу. Вокруг ландшафт нереальной красоты — янтарно-желтые пески, охристо-красные скалы, пронзительно синее небо и молочно-белые облака. “Просто “Фотошоп” какой-то!” — шутят друзья. Делаем первую остановку. Ходить по песку в сандалиях неудобно, и я тут же сбрасываю их. Давно мечтала прогуляться по дюнам босиком. Уйти далеко-далеко, туда, где не ступала нога человека. А если и ступала, то пустынный ветер одним движением невидимой ладони стер все следы, великодушно подарив гостю возможность чувствовать себя первооткрывателем. Мы ждем заката — хотим снять его на видео. Конечно, нам говорили, что это очень красиво, но зрелище оказывается просто волшебным. В считанные секунды пустыня становится золотисто-розовой, как и небо над ней. 

Огромное белое солнце садится за гору, и чем ниже оно опускается, тем более объемно выглядят барханы, скалы и деревья. Увы, ни камера, ни фотоаппарат не способны передать всей глубины происходящего. С каждой секундой картинка меняется, как в фантастическом фильме. Есть в ней что-то марсианское: закат на красной планете. Температура снижается буквально на глазах. Чтобы еще глубже ощутить колорит здешних мест, можно остановиться с ночевкой в бедуинском шатре прямо посреди пустыни. Главное — одеться потеплее, а потом, сидя у костра, слушать песни — длинные и мелодичные, как запутавшийся в горах ветер, угоститься мясом, хомусом и лепешками, выпить ароматного чая и заснуть под большими белыми звездами.

Так закончилось мое знакомство со страной, исполняющей желания. Страной-загадкой, которая притягивает как магнит, и чем ближе ты узнаешь ее, тем больше новых тайн тебя окружает. Остановиться просто невозможно. Кто-то из древних сказал: “Мир полон открытий, способных сделать человека счастливым”. Так вот, Иордания — одно из самых ярких тому подтверждений.  

P.S.

Конечно, в этой статье многое осталось “за кадром”. Очень хочется рассказать и о древних мозаиках легендарной Мадабы, и о современных умельцах, в чьих руках оживают великолепные картины из камня. О “Помпее Востока” — уникальном античном городе Герасу и о том, как поразительно переплелись в нем прошлое и настоящее. О простых людях и романтической истории любви королевской четы. О старинных обычаях и особом даре местного гостеприимства. Поэтому я не прощаюсь с вами, а говорю: “До новой встречи с Иорданией!” 

Благодарим за помощь в подготовке материала Иорданское Управление по туризму (www.visitjordan.com), авиакомпанию RJ — Королевские Иорданские Авиалинии и лично Романа БЕРЕЗОВА.

Поделись с подружками :