Горячее сердце Востока

Поделись с подружками :
Иордания — страна-магнит. Расположенная в самом сердце Ближнего Востока, она притягивает туристов, очаровывает своей красотой, завораживает чудесами и тайнами. Как и положено сердцу, с благодарностью пропускает через себя тысячи паломников, жаждущих ступить на Святую Землю, объединяет людей и с космической мудростью приемлет разные культуры и религии.

“Джор­дан де­мо­кра­тик”

Лю­бая стра­на име­ет свои до­с­то­при­ме­ча­тель­но­сти. В Иор­да­нии это, ко­неч­но же, древ­ний го­род Пе­т­ра, ре­ка Иор­дан, в во­дах ко­то­рой был кре­щен Хри­стос, Мер­т­вое мо­ре, пу­с­ты­ня Ва­ди Рам... О них я рас­ска­за­ла в ап­рель­ском но­ме­ре жур­на­ла. В на­сто­я­щей ста­тье хо­чу вспом­нить о дру­гих, не ме­нее зна­чи­мых ме­с­тах — зна­ме­ни­тых па­мят­ни­ках ис­то­рии и куль­ту­ры про­шед­ших эпох. А еще осо­бо­го вни­ма­ния за­слу­жи­ва­ют жи­те­ли этой бла­го­сло­вен­ной зе­м­ли. Не знаю, как про­ис­хо­дит с дру­ги­ми, но у ме­ня пер­вые впе­чат­ле­ния о стра­не скла­ды­ва­ют­ся на уров­не вос­при­ятия лю­дей. Я внеш­не их изу­чаю, об­ме­ни­ва­юсь взгля­да­ми, на­блю­даю за ми­ми­кой, же­с­та­ми, и все по­с­ле­ду­ю­щие со­бы­тия во­лей-не­во­лей ок­ра­ши­ва­ют­ся по­лу­чен­ны­ми эмо­ци­я­ми. Так вот, на иор­дан­цев не толь­ко при­ят­но смо­т­реть, с ни­ми очень ком­форт­но об­щать­ся. 

— Welcome! До­б­ро по­жа­ло­вать! — ста­ра­тель­но вы­го­ва­ри­вая рус­ские сло­ва, при­вет­ст­ву­ет нас ад­ми­ни­ст­ра­тор оте­ля.  
— Мар­ха­ба! — с от­вет­ной уч­ти­во­стью про­из­но­сим мы, что в пе­ре­во­де с араб­ско­го оз­на­ча­ет “До­б­рый день!”. Вы­у­чи­ли по до­ро­ге из аэ­ро­пор­та.
Ад­ми­ни­ст­ра­тор при­ят­но уди­в­лен. Он вски­ды­ва­ет свои чер­ные как смоль бро­ви и ши­ро­ко улы­ба­ет­ся. Поз­же мне ста­нет яс­но: имен­но эта ра­душ­ная улыб­ка и есть ви­зит­ная кар­точ­ка стра­ны. Я бу­ду встре­чать ее пра­к­ти­че­ски на ка­ж­дом ша­гу — от­кры­тую, до­б­ро­же­ла­тель­ную и, глав­ное, аб­со­лют­но ис­крен­нюю. Во­об­ще, все, что ка­са­ет­ся го­с­те­при­им­ст­ва, здесь как буд­то уве­ли­че­но вдвое. На­при­мер, мы го­во­рим “На здо­ро­вье!”, а иор­дан­цы — “Сах­тен!”, что зна­чит “Два здо­ро­вья!”. 

Иордания сохранила на своей земле более шестнадцати тысяч памятников истории и культуры

В ма­га­зи­не нам пред­ло­жи­ли чай и ко­фе. То есть не про­сто спро­си­ли, хо­тим ли мы че­го-ни­будь вы­пить, а при­нес­ли на­пит­ки на изящ­ном се­ре­б­ря­ном под­но­се. Так при­ня­то, ведь тор­го­в­ля здесь — не ме­ха­ни­че­ское дей­ст­вие “то­вар — день­ги — то­вар”, а на­сто­я­щее ис­кус­ст­во, не тер­пя­щее су­е­ты. Что-что, а тор­го­вать­ся иор­дан­цы уме­ют. Они да­ют ка­ж­до­му гос­тю по­чув­ст­во­вать се­бя не­обык­но­вен­но пред­при­им­чи­вым, по­з­во­ляя сбить це­ну ед­ва ли не в два раза. Не сра­зу, ко­неч­но, а по­с­ле дол­гих ди­пло­ма­ти­че­ских эк­зер­си­сов. “О, у вас тон­кий вкус! Смо­т­ри­те, этот брас­лет пря­мо заи­грал на ва­шей ру­ке. Ров­но на сто ди­на­ров!” — “Пять­де­сят!” — “Толь­ко для вас — де­вя­но­сто пять!” — “Пять­де­сят!” — “Де­вя­но­сто!” и так да­лее. В ито­ге ты, как ре­бе­нок, ра­ду­ешь­ся удач­ной сдел­ке и ле­ст­ным для лю­бой жен­щи­ны ком­п­ли­мен­там — лег­ким и ажур­ным, слов­но араб­ская вязь. В об­щем, не шо­пинг, а сплош­ное удо­воль­ст­вие. Ко­неч­но, по­том ты по­ни­ма­ешь, что про­да­вец не ос­тал­ся в на­кла­де, и из­на­чаль­но за­вы­шен­ная це­на — не что иное, как по­вод для вир­ту­оз­ной иг­ры под на­зва­ни­ем “вос­точ­ная тор­го­в­ля”. Та­ков обы­чай. А еще ме­ня по­ра­зи­ло, как в этой стра­не со­че­та­ют­ся бес­пре­ко­слов­ное по­чи­та­ние му­суль­ман­ских тра­ди­ций и сво­бо­да твор­че­ст­ва ев­ро­пей­ско­го об­раз­ца. В од­ном из ма­га­зи­нов к нам по­до­шел им­по­зант­ный слу­жа­щий в стро­гом ко­с­тю­ме с гал­сту­ком и при­гла­сил под­нять­ся на вто­рой этаж. Там про­да­ва­лись из­де­лия из зна­ме­ни­той иор­дан­ской мо­за­и­ки — пан­но, ва­зы, шка­тул­ки, сто­ли­ки. Мы про­сле­до­ва­ли за ним и уже у вхо­да с уди­в­ле­ни­ем об­на­ру­жи­ли не­сколь­ко кар­тин с об­на­жен­ной жен­ской на­ту­рой. На­до от­дать долж­ное — вы­гля­де­ли они впол­не эс­те­тич­но, но эф­фект не­ожи­дан­но­сти все-та­ки имел ме­с­то. 

— На­до же, — про­шеп­та­ла я. — А ведь му­суль­ман­ская стра­на...
То ли уло­вив смя­те­ние во взгля­дах, то ли ус­лы­шав в мо­ем го­ло­се рас­те­рян­ные ин­то­на­ции, муж­чи­на ода­рил нас не­под­ра­жа­е­мой улыб­кой и, сде­лав ар­ти­стич­ный жест в сто­ро­ну кар­тин, ска­зал:
— Джор­дан де­мо­кра­тик!

По за­ко­нам го­с­те­при­им­ст­ва

Еще од­на осо­бен­ность иор­дан­ско­го ра­ду­шия: в ре­зуль­та­те слу­чай­но­го зна­ком­ст­ва вы мо­же­те за­про­сто по­лу­чить при­гла­ше­ние на до­маш­ний обед. И это не фор­маль­ность или дань веж­ли­во­сти. Хо­зя­е­ва на са­мом де­ле при­го­то­вят очень вкус­ные блю­да и с ра­до­стью при­мут вас в на­зна­чен­ное вре­мя. Тра­пе­за для иор­дан­цев — це­лый ри­ту­ал, не­отъ­е­м­ле­мая часть на­ци­о­наль­ной куль­ту­ры. Ме­ст­ные уго­ще­ния щед­рые и на­столь­ко вкус­ные, что за вре­мя пре­бы­ва­ния в стра­не фи­гу­ра ри­с­ку­ет за­мет­но ок­руг­лить­ся. Ту­ше­ная ба­ра­ни­на “мэн­саф” с ри­со­вым гар­ни­ром, че­че­ви­ца с ку­ри­цей в ли­мон­ном со­ке, зна­ме­ни­тый “ху­мус” — мел­ко про­тер­тый го­рох с зе­ле­нью, па­с­та из ба­к­ла­жа­нов “му­таб­баль”, об­жа­рен­ный в олив­ко­вом мас­ле цы­п­ле­нок “му­сах­хан”, неж­ное, при­го­то­в­лен­ное на уг­лях мя­со “шиш ка­баб”... Блю­да при­пра­в­ле­ны аро­мат­ны­ми тра­ва­ми и пря­но­стя­ми, так что ап­пе­тит ра­зыг­ры­ва­ет­ся уже от од­них толь­ко за­па­хов. Кро­ме это­го, в араб­ской кух­не осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся вкус­ней­шие хлеб­ные ле­пеш­ки “кмаж” — го­ря­чие, с хру­стя­щей ко­роч­кой. Их ча­с­то ис­поль­зу­ют в ка­че­ст­ве ло­жек. Ос­та­но­вить­ся про­сто не­воз­мож­но. И вот ко­гда ты уже не в со­сто­я­нии сдви­нуть­ся с ме­с­та, на сто­ле по­я­в­ля­ет­ся ду­ши­стый чай с мя­той, ко­фе с кар­да­мо­ном и вос­точ­ные сла­до­сти. Ну раз­ве мож­но от­ка­зать­ся от зна­ме­ни­той ме­до­вой ба­к­ла­вы с фи­с­таш­ка­ми, не по­про­бо­вать воз­душ­но­го, усе­ян­но­го кун­жу­том пе­че­нья, за­ли­тых па­то­кой пи­рож­ков “ко­на­фа” с оре­хо­вой на­чин­кой или “мо­хал­ла­бию” — мо­лоч­ный пу­динг, при­пра­в­лен­ный си­ро­пом, на­сто­ян­ным на ро­зо­вых или апель­си­но­вых ле­пе­ст­ках... Сло­вом, ме­ст­ное за­сто­лье — рай для гур­ма­нов и слад­ко­ежек. Щед­рость у хо­зя­ев в кро­ви. Она — об­раз мыс­лей, на­ци­о­наль­ный спо­соб вы­ра­зить гос­тю по­чет и ува­же­ние. 

А еще, и это, по­жа­луй, са­мое глав­ное, — в мен­та­ли­те­те иор­дан­цев при­сут­ст­ву­ет та­кая за­ме­ча­тель­ная чер­та, как то­ле­рант­ность. Зе­м­ля, став­шая свя­щен­ной для трех ре­ли­гий — хри­сти­ан­ст­ва, иу­да­из­ма и ис­ла­ма, — су­ме­ла не про­сто при­ми­рить жи­ву­щие здесь на­ро­ды, но и объ­е­ди­нить их. Ра­зу­ме­ет­ся, не без уча­стия ко­ро­ля Аб­дал­лы II, про­дол­жив­ше­го муд­рую ди­пло­ма­ти­че­скую по­ли­ти­ку сво­его от­ца — ко­ро­ля Ху­сей­на, пре­бы­вав­ше­го на пре­сто­ле со­рок семь лет. Кста­ти, его лю­би­ли не толь­ко в Иор­да­нии. Ко­г­да ко­роль умер, во­семь­де­сят шесть пре­зи­ден­тов раз­ных стран, ос­та­вив все свои де­ла, при­е­ха­ли про­во­дить его в по­с­лед­ний путь. 

Каждое лето в Джераше проходит грандиозный праздник — фестиваль культуры и искусства

Ува­же­ние к чу­жой ре­ли­гии тут — нор­ма. На Ро­ж­де­ст­во му­суль­ма­не при­хо­дят по­зд­ра­вить сво­их дру­зей хри­сти­ан, а те в свою оче­редь от­ве­ча­ют им поч­те­ни­ем в Ра­ма­дан. Тро­га­тель­но на­блю­дать, как Де­ды Мо­ро­зы с удо­воль­ст­ви­ем раз­да­ют по­дар­ки араб­ским де­тям, а в празд­ник Жер­т­во­при­но­ше­ния му­суль­ма­не щед­ро уго­ща­ют ино­вер­цев мя­сом мо­ло­до­го ба­раш­ка. Се­год­ня Иор­да­ния — од­на из са­мых без­о­пас­ных и ак­тив­но по­се­ща­е­мых стран Ближ­не­го Во­с­то­ка. Не по­с­лед­нюю роль сыг­ра­ло и ан­г­лий­ское вли­я­ние. С 1921-го по 1946 год стра­на на­хо­ди­лась под кон­т­ро­лем Ве­ли­ко­б­ри­та­нии, от­сю­да — пра­к­ти­че­ски сво­бод­ное вла­де­ние язы­ком, пун­к­ту­аль­ность, при­вер­жен­ность к пра­вя­щей ди­на­стии. Что ни го­во­ри, а иор­дан­цы уме­ют брать луч­шее из сво­его ис­то­ри­че­ско­го на­сле­дия. Кста­ти, го­лов­ные плат­ки — ку­фии — из­на­чаль­но бы­ли бе­лы­ми, и имен­но ан­г­ли­ча­не прив­нес­ли в них цвет. В во­ен­ных ча­с­тях, сфор­ми­ро­ван­ных ими на за­пад­ном бе­ре­гу Иор­да­на, ста­ли но­сить ку­фии чер­но-бе­лой гам­мы (“па­ле­стин­ки” или “ара­фат­ки”), а на во­с­точ­ном, в Иор­да­нии, — крас­но-бе­лой. Не­при­выч­ным и да­же за­бав­ным вы­гля­дит со­че­та­ние до­ро­го­го ев­ро­пей­ско­го ко­с­тю­ма с бе­ду­ин­ским плат­ком. 

Он по-преж­не­му, как и мно­го ве­ков на­зад, пе­ре­хва­ты­ва­ет­ся спе­ци­аль­ной ве­ре­воч­кой во­к­руг го­ло­вы. Рань­ше ее пле­ли из верб­люжь­ей шер­сти. Ос­та­на­в­ли­ва­ясь на ноч­лег, бе­ду­и­ны вы­кла­ды­ва­ли свои ве­ре­воч­ки коль­цом во­к­руг ла­ге­ря — спа­са­лись от змей. Не раз по­стра­дав от “ко­раб­лей” пу­с­ты­ни, те сто­ро­ни­лись од­но­го толь­ко их за­па­ха. Как и в ста­ри­ну, бе­ду­и­ны под­кра­ши­ва­ют гла­за сурь­мой. Раз­ни­ца лишь в том, что рань­ше по­доб­ный “ма­ки­яж” пред­на­зна­чал­ся для за­щи­ты глаз от пе­с­ка, раз­но­си­мо­го ве­т­ром, а се­го­д­ня яр­ко очер­чен­ные ве­ки — не бо­лее чем дань тра­ди­ции, ну и про­сто кра­си­вый штрих. При этом де­ти пу­с­ты­ни ез­дят на до­ро­гих ав­то­мо­би­лях и с ес­те­ст­вен­ной лег­ко­стью поль­зу­ют­ся все­ми бла­га­ми ци­ви­ли­за­ции.
  

Бе­лый го­род

Глу­би­на кон­т­ра­стов ме­ж­ду про­шлым и на­сто­я­щим яр­че все­го вид­на в сто­ли­це Иор­да­нии — Ам­ма­не. С не­го, соб­ст­вен­но, и сто­ит на­чи­нать зна­ком­ст­во со стра­ной. Нам по­вез­ло, впер­вые мы уви­де­ли его в сол­неч­ный день. Ска­зоч­ное зре­ли­ще. Пом­ни­те, у Эди­ты Пье­хи бы­ла пес­ня “Мой бе­лый го­род, ты — цве­ток из кам­ня”? Ду­маю, она мог­ла бы стать гим­ном Ам­ма­на, на­столь­ко уди­ви­те­лен он в сво­ем не­по­вто­ри­мом, ос­ле­пи­тель­но бе­лом зву­ча­нии. Объ­яс­ня­ет­ся все про­сто — глав­ный стро­и­тель­ный ма­те­ри­ал этих мест — из­вест­няк. Пер­вые по­се­ле­ния здесь воз­ни­к­ли еще де­сять ты­сяч лет на­зад, и за всю ис­то­рию го­род пе­ре­жил мно­же­ст­во пра­в­ле­ний. В ше­с­ти­со­том го­ду до Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва он стал цен­т­ром Ам­мо­нит­ско­го цар­ст­ва и на­зы­вал­ся Раб­бат-Ам­мо­ном, за­тем был пе­ре­стро­ен Пто­ле­ме­ем Вто­рым и под но­вым име­нем — Фи­ла­дель­фия — во­шел в де­сят­ку го­ро­дов зна­ме­ни­то­го рим­ско­го Де­ка­по­ли­са. Сов­ре­мен­ное имя по­я­ви­лось еще в IХ ве­ке, по­с­ле че­го го­род ус­пел по­бы­вать под вла­ды­че­ст­вом кре­сто­нос­цев, тур­ков-сель­джу­ков, егип­тян, ан­г­ли­чан, Ос­ман­ской им­пе­рии. И лишь в 1946 го­ду стал сто­ли­цей не­за­ви­си­мо­го го­су­дар­ст­ва — Иор­да­нии. Во­об­ще, го­ро­да, как лю­ди, — у ка­ж­до­го свой ха­ра­к­тер и не­по­вто­ри­мые чер­ты. Од­ни — жен­ст­вен­ные и ко­кет­ли­вые, дру­гие — ас­ке­ти­че­ски сдер­жан­ные, без за­тей. Ес­ли бы Ам­ман был муж­чи­ной, я опи­са­ла бы его так: кра­си­вый, рес­пе­к­та­бель­ный, на­деж­ный, с от­кры­тым до­б­рым ха­ра­к­те­ром и муд­ро-иро­нич­ным взгля­дом на жизнь. В Ам­ма­не, как ни­где, чув­ст­ву­ешь глу­би­ну ис­то­ри­че­ско­го на­сле­дия и вме­сте с тем не пе­ре­ста­ешь уди­в­лять­ся про­грес­су, ко­то­рый пре­вра­тил этот го­род в сре­до­то­чие ис­кус­ст­ва и биз­не­са. Из­на­чаль­но он был по­стро­ен на се­ми хол­мах, как Мо­ск­ва или Рим, но со вре­ме­нем раз­рос­ся, и те­перь его мож­но раз­де­лить на две ча­с­ти: ста­рый тра­ди­ци­он­ный центр Бал­лад и со­в­ре­мен­ный За­пад­ный Ам­ман. В нем мно­го пре­крас­ных оте­лей, ма­га­зи­нов, клу­бов и дис­ко­тек. 

Осо­бое удо­воль­ст­вие на­блю­дать го­род позд­ним ве­че­ром или но­чью, си­дя в уют­ном ре­с­то­ран­чи­ке на по­с­лед­нем эта­же вы­сот­но­го зда­ния. Он свер­ка­ет раз­но­цвет­ны­ми ог­ня­ми и воз­ни­ка­ет ощу­ще­ние, буд­то ты па­ришь в воз­ду­хе, а под то­бой — усе­ян­ное звез­да­ми не­бо. В шесть ут­ра раз­да­ет­ся гор­тан­ное пе­ние му­эд­зи­нов, при­зы­ва­ю­щее му­суль­ман к на­ма­зу. За­тем над Ам­ма­ном под­ни­ма­ет­ся ог­ром­ное солн­це. Та­кое же ос­ле­пи­тель­но бе­лое, как и до­ма, за­ли­тые его щед­рым све­том. Мы от­пра­в­ля­ем­ся на экс­кур­сию к воз­вы­ша­ю­щей­ся над го­ро­дом древ­ней Ци­та­де­ли. От­сю­да от­кры­ва­ет­ся по­тря­са­ю­щая па­но­ра­ма. У под­но­жия Кре­по­ст­ной го­ры рас­ки­нул­ся Рим­ский ам­фи­те­атр — са­мый боль­шой на Ближ­нем Во­с­то­ке, рас­счи­тан­ный, шут­ка ли, на шесть ты­сяч зри­те­лей. Он от­лич­но со­хра­нил­ся, и се­го­д­ня, как и во II ве­ке, на его под­мо­ст­ках идут те­а­т­ра­ли­зо­ван­ные пред­ста­в­ле­ния. На са­мой вер­ши­не — изящ­ная ви­зан­тий­ская цер­ковь VI ве­ка, дво­рец Аль-Каср и ру­и­ны хра­ма Гер­ку­ле­са, воз­ве­ден­но­го еще во вре­ме­на пра­в­ле­ния иу­дей­ско­го ца­ря Иро­да. При рас­коп­ках бы­ла об­на­ру­же­на де­таль вось­ми­ме­т­ро­вой ста­туи — ру­ка Гер­ку­ле­са, ко­то­рая те­перь ук­ра­ша­ет вход в Ар­хео­ло­ги­че­ский му­зей. Сре­ди ты­сяч уни­каль­ных экс­по­на­тов там хра­нит­ся часть зна­ме­ни­тых “Кум­ран­ских свит­ков” — ста­рей­ших в ми­ре ма­ну­ск­рип­тов с биб­лей­ски­ми тек­ста­ми. Во­об­ще, об ис­то­ри­че­ских на­ход­ках Иор­да­нии мож­но го­во­рить бес­ко­неч­но. Че­го толь­ко сто­ит древ­ний Дже­раш...

“Во­с­точ­ная Пом­пея” 

Кто зна­ет, уви­де­ли бы мы его се­го­д­ня, ес­ли бы не сти­хия. В 749 го­ду вол­на мощ­ных зе­м­ле­тря­се­ний на­кры­ла го­род трех­ме­т­ро­вым гря­зе­вым по­то­ком, со­хра­нив та­ким об­ра­зом его уни­каль­ные стро­е­ния. Ар­хео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки здесь бы­ли на­ча­ты в 1925 го­ду и не пре­кра­ща­ют­ся до сих пор. Гре­ки на­зы­ва­ли этот го­род “Ан­ти­о­шем на зо­ло­той ре­ке”, ри­м­ля­не да­ли ему имя “Ге­ра­са”. Имен­но пе­ри­од их пра­в­ле­ния — III век на­шей эры — стал для Дже­ра­ша зо­ло­тым. Он был воз­ве­ден в ранг Рим­ской ко­ло­нии, раз­рос­ся, ок­реп и пре­вра­тил­ся в тор­го­вый, куль­тур­ный и ад­ми­ни­ст­ра­тив­ный центр. Уче­ные го­во­рят, что боль­шая часть древ­не­го го­ро­да по­ко­ит­ся под со­в­ре­мен­ны­ми по­строй­ка­ми, но то, что уже вос­ста­но­в­ле­но и от­кры­то взо­ру, по­тря­са­ет во­о­б­ра­же­ние. Мы вы­хо­дим на зна­ме­ни­тую “ули­цу Ко­лонн”. Она вы­мо­ще­на кам­ня­ми, на ко­то­рых от­чет­ли­во вид­ны сле­ды древ­них ко­лес­ниц. Да­же зе­м­ле­тря­се­ние, пре­вра­тив­шее Дже­раш в ру­и­ны, не смог­ло спра­вить­ся с этой до­ро­гой. Ус­то­я­ла она бла­го­да­ря ста­ра­ни­ям рим­ских ле­ги­о­не­ров, ведь от ка­че­ст­ва тру­да на­пря­мую за­ви­се­ла их жизнь. Про­ве­ря­ю­щий те­с­ти­ро­вал брус­чат­ку саб­лей, и ес­ли та за­стре­ва­ла в сты­ке ме­ж­ду кам­ня­ми, по­ло­жив­ше­му их ле­ги­о­не­ру гро­зи­ла казнь. Юж­ный и Се­вер­ный те­а­т­ры с по­тря­са­ю­щей аку­сти­кой, ры­нок, ку­паль­ня, хра­мы, пло­ща­ди, фон­та­ны, баш­ни и ар­ки — все по­ра­жа­ет не­обык­но­вен­ной гар­мо­ни­ей. Этот го­род на­столь­ко хо­ро­шо со­хра­нил­ся, что, ка­жет­ся, еще се­кун­да — и из-за по­во­ро­та по­я­вит­ся всад­ник. Или меж ко­лонн мельк­нет юная ри­м­лян­ка в бе­лой ту­ни­ке. Вес­ной тут всхо­дит изум­руд­ная тра­ва, над ко­то­рой под­ни­ма­ют­ся алые, как кровь, ма­ки. Фан­та­сти­че­ское со­че­та­ние веч­но­сти и си­ю­ми­нут­но­го в ее мас­шта­бах ка­при­за при­ро­ды... 

Иордания — одна из самых безопасных и спокойных стран арабского мира

Го­род мо­за­ик

Туристу на заметку
Ма­га­зи­ны. Поч­ти у ка­ж­до­го ма­га­зи­на в Иор­да­нии — свое ра­бо­чее вре­мя. Боль­шин­ст­во ла­вок от­кры­то с 9.30 до 13.30 и с 15.30 до 18.00 (два обе­ден­ных ча­са обу­сло­в­ле­ны пи­ком жа­ры). Су­пер­мар­ке­ты ра­бо­та­ют без пе­ре­ры­ва с?8.00 до 20.00. По пят­ни­цам пра­к­ти­че­ски все ма­га­зи­ны за­кры­ты, за­то ак­тив­но тор­гу­ет са­мый боль­шой в Ам­ма­не квар­тал вос­точ­ных рын­ков “Сук”.

Ча­е­вые. Со­с­та­в­ля­ют од­ну из ча­с­тей зар­пла­ты ра­бо­та­ю­щих в ту­ри­сти­че­ской сфе­ре иор­дан­цев. В их до­го­во­ре о най­ме ря­дом с сум­мой ок­ла­да сто­ит при­пи­с­ка “плюс ча­е­вые”. Иг­но­ри­руя эту тра­ди­цию, вы мо­же­те оби­деть об­слу­жи­ва­ю­ще­го вас че­ло­ве­ка. 

Фо­то. Пре­ж­де чем сфо­то­гра­фи­ро­вать ко­го-ли­бо на ули­це, обя­за­тель­но спро­си­те у не­го раз­ре­ше­ние. 

Гар­де­роб. Под­би­рая оде­ж­ду для по­езд­ки, по­м­ни­те, что здесь не при­ня­то ого­лять пле­чи, но­сить шор­ты, ко­рот­кие юб­ки и пла­тья с де­коль­те.

Еда. Не уди­в­ляй­тесь, ес­ли в ре­с­то­ра­не вам без вся­ко­го за­ка­за по­да­дут “мез­зе” — это уго­ще­ние, пред­ло­жен­ное в ка­че­ст­ве за­ку­с­ки.
И, ко­неч­но же, ка­ж­дый хри­сти­а­нин, ока­зав­шись в Иор­да­нии, обя­за­тель­но при­ез­жа­ет в Ма­да­бу — биб­лей­ский древ­ний го­род, ос­но­ван­ный че­ты­ре с по­ло­ви­ной ты­ся­чи лет на­зад. За свою ис­то­рию он мно­го раз раз­ру­шал­ся и был за­но­во от­стро­ен, ме­нял пра­ви­те­лей и ре­ли­гии, но имен­но здесь, на­чи­ная со II ве­ка, на­ши бра­тья по ве­ре ста­ли воз­во­дить свои хра­мы и со­з­да­вать уни­каль­ные мо­за­и­ки, при­не­с­шие го­ро­ду все­мир­ную сла­ву. Са­мая зна­ме­ни­тая из них — кар­та Свя­той Зе­м­ли (VI век на­шей эры) — на­хо­дит­ся в дей­ст­ву­ю­щей пра­во­слав­ной цер­к­ви Свя­то­го Ге­ор­гия. На ней изо­бра­же­на тер­ри­то­рия от фи­ни­кий­ско­го го­ро­да Тир до дель­ты Ни­ла в Егип­те. Гля­дя на мо­за­и­ку, по­ра­жа­ешь­ся вир­ту­оз­ной ра­бо­те древ­них ма­с­те­ров, вы­ло­жив­ших ни мно­го ни ма­ло — три мил­ли­о­на (!) ма­лень­ких (1х1 см) кам­ней ма­ла­хи­та, они­к­са, ага­та... Этот про­мы­сел был на­столь­ко по­пу­ляр­ным, что мно­гие жи­те­ли и сей­час мо­гут по­хва­стать­ся ше­дев­ром, рас­по­ло­жен­ным на по­лу соб­ст­вен­но­го до­ма. Про­дол­жая древ­нюю тра­ди­цию, в го­ро­де дей­ст­ву­ет не­боль­шая мо­за­ич­ная фа­б­ри­ка. Труд этот кро­пот­ли­вый, ма­с­те­ра ра­бо­та­ют не бо­лее трех ча­сов в день. На со­з­да­ние сред­ней кар­ти­ны ухо­дит до двух ме­ся­цев. Боль­шин­ст­во ра­бот­ни­ков — муж­чи­ны. Жен­щи­нам здесь до­ве­рен дру­гой про­цесс — рос­пись “под мо­за­и­ку” де­ко­ра­тив­ной по­су­ды. И во­п­рос во­все не в дис­кри­ми­на­ции, про­сто не жен­ское это де­ло — кам­ни ко­лоть. А что жен­ское? Вы уди­ви­тесь, но Иор­да­ния на этот счет не ти­пич­ная для Ближ­не­го Во­с­то­ка стра­на. 


Ко­ро­ле­ва Ра­ния и жен­ский во­п­рос

Нач­нем с то­го, что во­вле­че­ние сла­бо­го по­ла во все сфе­ры жиз­ни — го­су­дар­ст­вен­ная по­ли­ти­ка Иор­да­нии. Здесь и в пра­ви­тель­ст­ве че­ты­ре ми­ни­ст­ра — да­мы, а вы­с­шее об­ра­зо­ва­ние уже дав­но счи­та­ет­ся хо­ро­шим при­да­ным для лю­бой не­ве­с­ты. На ули­цах Ам­ма­на мы не­ред­ко встре­ча­ли жен­щин ре­гу­ли­ров­щиц, та­к­си­стов, во­ен­ных, че­го, на­при­мер, в Са­у­дов­ской Ара­вии или Объ­е­ди­нен­ных Араб­ских Эми­ра­тах не мо­жет быть в прин­ци­пе. По­э­то­му впол­не за­ко­но­мер­но, что ко­ро­ле­вой та­ко­го го­су­дар­ст­ва ста­ла яр­кая и ам­би­ци­оз­ная Ра­ния.

Мне все­гда бы­ло ин­те­рес­но знать, как ста­но­вят­ся ко­ро­ле­ва­ми, не имея го­лу­бой мо­нар­шей кро­ви? То, что Ра­ния кра­са­ви­ца, — факт бес­спор­ный, но не­у­же­ли лишь это? На са­мом де­ле еще в дет­ст­ве, по­з­нав с семь­ей участь па­ле­стин­ских бе­жен­цев, де­вуш­ка по­ня­ла: толь­ко труд, упор­ст­во и во­ля к по­бе­де мо­гут при­ве­с­ти че­ло­ве­ка к це­ли. Окон­чив Аме­ри­кан­ский уни­вер­си­тет в Ка­и­ре, она по­лу­чи­ла ди­плом спе­ци­а­ли­ста по вы­чис­ли­тель­ной тех­ни­ке и за­ня­лась сво­ей карь­е­рой. Увы, не­смо­т­ря на ум, кра­со­ту и при­род­ный дар убе­ж­де­ния, Ра­нии от­ка­за­ли в на­зна­че­нии на ру­ко­во­дя­щую долж­ность од­ной из ком­пь­ю­тер­ных ком­па­ний. Воз­мож­но, ру­ко­вод­ст­во сму­тил юный воз­раст пре­тен­дент­ки — два­д­цать два го­да. Но она не от­ча­я­лась, а ре­ши­ла по­пы­тать сча­стья в дру­гом ме­с­те и не ошиб­лась. City Bank Ам­ма­на, в ко­то­рый от­пра­ви­лась скром­ная па­ле­стин­ская де­вуш­ка, при­над­ле­жал ко­ро­лев­ской се­мье. Имен­но здесь вес­ной 1993 го­да “Зо­луш­ка” и принц впер­вые уви­де­ли друг дру­га. По­хо­же, это бы­ла лю­бовь с пер­во­го взгля­да, на­столь­ко стре­ми­тель­ным ока­зал­ся ро­ман — уже в ию­не они сыг­ра­ли свадь­бу. Се­год­ня у пра­вя­щей че­ты чет­ве­ро де­тей. Иор­дан­цы обо­жа­ют свою ко­ро­ле­ву, и есть за что. 

Она — пре­крас­ная мать и ак­тив­ная за­щит­ни­ца прав вос­точ­ных жен­щин. Ра­ния не но­сит чад­ру, уве­ряя, что в ре­ли­гии нет при­ну­ж­де­ния, и ка­ж­дая му­суль­ман­ка при­ни­ма­ет та­кое ре­ше­ние са­мо­сто­я­тель­но. Соз­дан­ный ко­ро­ле­вой фонд ак­тив­но по­мо­га­ет иор­дан­кам в уче­бе и тру­до­уст­рой­ст­ве. Ра­ния мно­го ез­дит по стра­не, за­ни­ма­ясь про­б­ле­ма­ми ма­те­рин­ст­ва и дет­ст­ва, еже­днев­но встре­ча­ет­ся с про­сты­ми людь­ми, за гра­ни­цей вы­сту­па­ет на кон­фе­рен­ци­ях, при­ла­гая все уси­лия для то­го, что­бы “за­сы­пать про­пасть”, раз­де­ля­ю­щую араб­ский мир и За­пад. При этом ос­та­ет­ся ро­с­кош­ной жен­щи­ной, пре­во­с­ход­но ори­ен­ти­ру­ет­ся в мо­де и па­тро­ни­ру­ет не­сколь­ких ев­ро­пей­ских ди­зай­не­ров. Джор­д­жио Ар­ма­ни на­звал ее “един­ст­вен­ной му­зой сво­ей жиз­ни”. И до­ба­вил: “Ко­ро­ле­ва Ра­ния во­пло­ща­ет тот ред­кий тип жен­щин, ко­то­рые кра­си­вы ли­цом, сло­же­ны, как мо­де­ли, и при этом дер­жат­ся с по­ис­ти­не ко­ро­лев­ским до­с­то­ин­ст­вом”. 

По до­ро­ге в аэ­ро­порт на вы­ез­де из го­ро­да нас про­во­жал боль­шой порт­рет мо­нар­шей че­ты, ка­ких в стра­не мно­же­ст­во. Ра­ния и Аб­дал­ла II при­вет­ли­во улы­ба­лись пу­те­ше­ст­вен­ни­кам, и я по­ду­ма­ла — все-та­ки как вер­на ис­ти­на о том, что ка­ж­дый на­род по­лу­ча­ет то пра­ви­тель­ст­во, ко­то­ро­го за­слу­жи­ва­ет...

Бла­го­да­рим за по­мощь в под­го­тов­ке мате­ри­а­ла Уп­ра­в­ле­ние по ту­риз­му Иорда­нии, авиа­ком­па­нию RJ — Королев­ские Иор­дан­ские Ави­а­ли­нии и лич­но Ро­ма­на БЕ­РЕ­ЗО­ВА.


Поделись с подружками :