Черногория: Сказки черных гор

Поделись с подружками :
Черногория -- небольшая горная страна на юго-западе Югославии, омываемая Адриатическим морем (между Албанией и Хорватией). Она меньше Сербии в 7 раз, Нидерландов -- в 3, Албании -- в 2 раза. На территории в 13,8 тыс. кв. километров проживает около 600 тыс. человек.
Любимый анекдот черногорцев: "Сколько вас?" -- спрашивает иностранец. -- "Да вместе с русскими миллионов двести!" -- "А много ли земли у вас?" -- "Если горы утюгом разгладить -- как Россия будем!"

Черногорцы по праву гордятся тем, что одними из первых, в 1494 году, напечатали кириллицей книгу -- церковный "Октоих". Правда, потом во время затяжной войны с турками свинцовый набор пришлось перелить в пули, и с тех пор, как отмечал черногорский историк, "типография по-прежнему работала, только писала уже по турецким шкурам".

В монастыре в Цетинье -- древней столице Черногории -- хранится... правая рука Иоанна Крестителя, которой он крестил Иисуса Христа. Раньше уникальная реликвия находилась в Успенском соборе Московского Кремля и попала в Черногорию с русскими эмигрантами после революции. Покоится она в ковчеге в отдельной келье, и если собирается человек пять посетителей, то священник -- а часто и сам местный митрополит -- вынимает ее из покровов и благословляет пришедших.

Еще одна достопримечательность -- рукотворный остров Богородицы на Шкрпьела в Бококоторской бухте. По преданию, рыбаки нашли на отмели икону Девы Марии, и жители городка затопили на этом месте более двухсот кораблей, а затем воздвигли храм, куда моряки приплывали молиться. Если им случалось спастись в шторм или от нападения пиратов, дарили храму серебряные и золотые пластины. Их сегодня в храме около двух тысяч. Но больше всего потрясает икона, вышитая одной женщиной из своих волос. Двадцать пять лет ждала она пропавшего мужа-моряка, не веря в его гибель. Уже состарившись, заканчивала работу над иконой, и видно, что головки последних ангелов расшиты сединой...

В Монтенегро (вопреки звуковой ассоциации) нет ни казино, ни негров. В этой стране вообще нет многого, что в нашем понимании неразрывно связано с достижениями цивилизации. Есть только горы, поросшие вековыми оливами, дивной синевы море да коралловая россыпь черепичных крыш сказочных городков, разбросанных среди грозных ущелий.

Блеск и нищета "црнагорного царства"

...Спадает дневная жара, сиреневый сумрак спускается на вершины гор, а в зарослях азалий робко подают голос цикады. Мы сидим в предвечернем полумраке маленькой сельской харчевни. На столе -- щедрые ломти душистого домашнего хлеба, прозрачные лепестки знаменитой черногорской ветчины и ломтики пряного овечьего сыра. Хозяйка, приземистая черноволосая Златка, неторопливо разливает в глиняные кружки молодую медовуху. Время замерло, дрогнув на неведомой отметке века, года, месяца и дня... Так жили их отцы и деды, так будут жить, вернувшись из города, их дети и внуки... И старый Мирчо, степенно попыхивая трубкой, начинает рассказ о далекой старине... 

Дукля, Зета, Црна Гора, Монтенегро, Черногория... Все это -- названия крошечного края, столь ревностно отстаивавшего свое право на государственность, что поневоле это признали и друзья, и враги. Горсть земли в ласковых ладонях Адриатического моря принадлежала римлянам и византийцам, за нее сражались турки и венецианцы, вели спор о вере Ватикан и Константинополь... Черногорцы очень горды тем, что их страна -- единственная часть Балкан, которая никогда полностью не подчинялась туркам. Отказаться от православия их не заставило ничто: ни сила, ни щедрые посулы. Так родилась пословица -- "Не меняем веру на вечерю!"

"Эти православные горцы говорят, как мы, красивы, как грузины, а дерутся, как черкесы", -- писал русский посол времен Екатерины Великой. В России учились и служили в армии многие черногорцы. И за "Матку Руску" всегда стояли горой. Так, когда началась русско-японская кампания, Черногория тут же объявила войну Стране восходящего солнца. К слову, состояние "войны" продолжается и по сей день: опешившая Япония до сих пор не подписала ни "капитуляции", ни "перемирия"...

В бесконечных сражениях с могущественными врагами и родилось Черногорское княжество. В 1697 году началась династия князей-епископов Петровичей-Негошей. Первым был Данило, за ним последовал его племянник -- и далее престол передавался от дяди к племяннику, что позволяло называть Черногорию "Православным Тибетом". Править гордой и нищей страной, где процветала кровная месть, было нелегко: не случайно один из князей променял черногорский трон на судьбу простого офицера русской армии.

"Монашеская" престолонаследная цепочка оборвалась на Николе Петровиче. Он влюбился, отказался от сана, родил 12 детей и чрезвычайно удачно выдал замуж своих многочисленных дочерей за европейских принцев и королей, став, как любили писать историки, "тестем Европы". Однако недолгий расцвет Черногорского царства померк, когда в 1918 году страна вошла в состав Югославии. С тех пор ветер перемен часто шумел над Балканами, и сегодня Черногория вместе с Сербией -- это так называемая "малая Югославия". 

"Горцы-разбойники" и "морские пираты"

Богат и роскошен черногорский народный костюм -- сверкает позументом, отягощен золотыми и серебряными дукатами, покрыт причудливой вышивкой. Справлял его каждый черногорец, каким бы бедным ни был. А надевал лишь дважды: на собственную свадьбу и отправляясь на войну... "На встречу с Богом нужно прийти в самом торжественном наряде", -- говорили в старину.

"В Черногории никогда не было регулярной армии: каждый мужчина обязан был сам добыть себе оружие -- на поле боя, защищая свой дом. Полевых кухонь тоже не было -- еду сражающимся носили жены и матери. Женщины, проводив на войну отцов, мужей и сыновей, облачались в траур: нечасто судилось их дождаться..." -- и "бачо" Мирчо грустно качает головой.

По сей день национальный наряд черногорок -- черный. И невольно признаешь за ним звание "цвета чести" -- уж больно строги и величественны черты этих дочерей гор и лесов. Кто сказал, что джентльмены предпочитают блондинок? Ах, эти черногорки-"чернобурки"! Сизым отливом сверкают их пышные волосы, матово-оливковая кожа вызывает в памяти образы сказочных одалисок. Красота дочерей этой дикой страны всегда привлекала завоевателей. А гаремы турецких султанов формировались еще и по "политическим" соображениям: в них должны быть представительницы всех стран, покоренных османскими владыками. Вот и чахли там белокурые польки, эбеново-черные эфиопки, темноглазые гречанки. И только черногорок (о чем непременно с гордостью скажут вам местные красавицы) никогда там не было! Если турецкие захватчики подступали слишком близко к селению, женщины, прижав к груди детей, бросались в пропасть. Черногорцы верили, что с той поры души погибших кружат чайками над родными домами...

О женской доле, любви и тайне буквы М

...Петелька за петелькой -- и на коленях у бабушки Зорки рождается узорная паутина нарядной скатерти. И так же неспешно, слово за слово, ведет она свой рассказ.

Испокон веков воспитывали девушек в строгости. Доверительно наклонясь, бабушка Зорка вспоминает, что еще ее мать получила на свадьбе от свекрови тончайший и белоснежный платок: им надлежало закрывать лицо молодой жене во время исполнения "супружеского долга", чтобы не видеть, что, собственно, с нею происходит, и оставаться как бы ни при чем. Сохранилась ли сегодня эта традиция -- неизвестно, разве что в каких-нибудь высокогорных селениях. Правда, и развод тогда проходил "по упрощенной процедуре": супруги брались за разные концы пояса и рассекали его пополам. "Черногорцы всегда бедно жили, -- вздыхает старушка. -- Но делали подчас своим возлюбленным поистине царские подарки"...

Рядом с хорватской границей почти на тридцать километров в сушу врезается единственный в южной Европе фьорд -Бококоторский залив, на берегу которого раскинулся древний город Котор. К нему проложена дорога, непонятно зачем петляющая по равнине. Оказывается, когда-то в черногорскую королеву Милену безумно влюбился молодой инженер. Вот он и увековечил свою страсть: проложил дорогу так, чтобы с горы была видна первая буква имени его царственной возлюбленной -- "М". Гнев короля Николы был страшен: не закончив строительство, пропал инженер, и никто больше не слыхал о его судьбе... Прошло немало лет, но и по сей день водители, выписывая крутые виражи, волей-неволей вспоминают эту романтическую историю... 

Современная нота в старинном напеве

...Драгана закончила университет в Подгорице по специальности "социальная психология" и свободно говорит на немецком и итальянском языках. Это здорово помогает ей в работе: она -- официантка в крошечном уютном кабачке в старом Которе. Сейчас в разгар полуденного зноя посетителей нет, и мы с ней сидим за столиком, потягиваем холодный чай с персиковым сиропом и неспешно болтаем о нашем, женском. Судьба Драганы -- не исключение: в сегодняшней Черногории только 5 процентов населения имеет высшее образование. Правительство делает все возможное, чтобы повысить этот показатель, но тщетно: в основе экономики -- мелкий частный бизнес, где дипломы не очень-то нужны. Окончив школу, молодежь устраивается на семейное предприятие: в отель, ресторан или туристическую фирму. Средняя зарплата в стране -- около 250-300 евро. Вроде немало, но если учесть, что рядом процветающий Евросоюз...

На обустройство домашнего очага не жалеют ни сил, ни денег. "Многие мои замужние подруги скорее купят вазочку или лампу в дом, чем крем или красивое белье для себя, -- утверждает Драгана. -- В наших семьях, как правило, четверо-пятеро детей. Поэтому женщины редко работают". Черногорцы до сих пор консервативны и считают, что жена должна заниматься только детьми и хозяйством. А кое-где в горных селениях муж даже может выгнать молодую жену, если она оказалась не девственницей.

Ну а чтобы что-то "такое" делали -- никогда! Говорят, в Бечичи есть единственный на всю Черногорию публичный дом, но там (и Драгана презрительно кривит губы) только "рекрутки" из бывшего Советского Союза. Что правда, то правда: проституции здесь нет. Скептики утверждают, что причина такого целомудрия весьма прозаична: вот уже многие годы из соседней Италии на черногорские пляжи прибывают тысячи темпераментных "рагацци". А черногорки традиционно считаются верными женами и отменными хозяйками. Вот и ждут гордые красавицы заморских "принцев".

А вообще, в Черногории семья -- святое дело. И сегодня принято собираться на воскресный обед за общим столом. Пир порой получается на весь мир.

"Тяжко мясу без мяса!"

Поесть в Черногории любят, ох любят! Делу этому предаются со вкусом, трапезничают неспешно. Горцы предпочитают мясо, а моряки -- рыбу. Вот и получается, что национальная кухня сочетает в себе и то, и другое.

В затерянных в горах деревеньках самое простое, что предложат гостю, -- это "свинске печене" -- жаркое из свинины, тушеное со сладким перцем и луком. Недурна на вкус и "еретина испод сача" -- мясо молодого козленка, томленое в железном казанке, что висит на "веригах" над открытым огнем. Непременный атрибут такого блюда -- каймак, то есть сквашенное особым образом молоко. Хлеб -- символ здоровья и достатка -- пекут чуть ли не в каждой семье: и в селе, и в городе. Хороши и "пуньена тиквица" -- фаршированная мясом и рисом тыква, и клецки из мелко порубленных перца, капусты, кабачков и зелени, и помидоры с копченой рыбой внутри, и десятки других вкуснейших блюд.

Спустившись с гор, загляните в прибрежные ресторанчики. Под тягучие далматинские напевы вас угостят гуляшом из различных сортов рыбы, побалуют фаршированной черносливом форелью или запеченным в сливках карпом. Здешние повара любят пофилософствовать: дескать, "рыба плавает три раза: первый раз в море, второй -- в масле, а третий -- в вине".

Устав от прогулок по узким улочкам, загляните в местную "пекару" (кондитерскую) и отведайте с пылу с жару знаменитые "палачинке" -- здоровущие блины с различными начинками: медом, орехами, шоколадом, курагой, изюмом, карамелью... Детвору удержать трудно -- обычно набирают все подряд и кусают блины-великаны, по уши утопая в сладком изобилии. Красота!

Визитной карточкой виноделия считается терпкий черногорский "Вранац" (vranac -- вороной конь), разновидностей которого -- десятки. Особенно знаменит "Вранац про корде" -- черно-красное вино ("цвета крови из сердца"). Дело чести хозяев -- приготовить отменный виноградный самогон. За огненным "лозовачем" гоняются туристы из Германии и Франции, а итальянцы предпочитают ракию -- местную водку: виноградную, сливовую, грушевую, на травах и т. д.

У народа, воевавшего веками и живущего среди суровой природы, не было времени и возможности предаваться гастрономическим изыскам. Их предпочтения -- еда мужественных и неприхотливых людей.

...Шагая по полуденному городу, трудно не заметить, что рабочий день уже закончился (в Черногории он длится с 8 до 14). Во всех кафе неспешно беседуют за рюмочкой ракии черногорские мужчины -- все, как на подбор, красавцы. Женщины редко выбираются в "кафаны". Но вот посидеть в собственном саду в тени развесистых виноградных лоз... В тонких бокалах играет-переливается рубиново-багряный "Вранац", а на расписных блюдах млеют аппетитные ломти "гибаницы" (сочного пирога с творожной начинкой) или "бурека" (слоеного пирога с мясной или картофельной начинкой). А на десерт -- "штрукли" -- орехи и сливы, запеченные в сыре, и крепчайший кофе в крошечных чашечках. Его подают с газировкой в стакане, на дно которого бросают пару кубиков льда и листочек мирта. Вдохните волшебный аромат, прислушайтесь к гортанным крикам чаек, и время замрет, окутав вас ленивым чувством несуетного счастья...

...Под крылом самолета последний раз мелькнули черепичные крыши сказочных домиков. Исчезли вдали иссиня-черные вершины гор, подернулись облаками лазурные бухты Mare Adriatico... Черногория бедна сувенирами. Вы не привезете из этой маленькой страны ничего. Кроме непреодолимого желания вернуться.

В гости к VIPам со всего света

Есть в маленькой Черногории удивительный остров -- Святой Стефан. Со всех сторон он окружен морем и высокими крепостными стенами, а с берегом соединен узкой насыпью, вымощенной камнем. В туристических проспектах его гордо называют "уединенным местом элитного отдыха". А насмешливые черногорцы окрестили попроще -- "заповедник богачей": во второй половине минувшего века остров окончательно превратили в город-отель, переселив 72 семьи рыбаков на побережье.

Вот уж где ничего не нужно было стилизовать "под старину" -- все здания стоят еще со времен Венецианской республики. Внешне их оставили без изменений, а внутри оборудовали роскошные апартаменты-люкс с изящной мебелью и со всеми удобствами. Таких "мини-замков" немного -- всего 116 штук. И хоть на Святом Стефане может разместиться не больше 500 человек, концентрация мировых "звезд" просто немыслимая. Каждый год (!) там отдыхает Софи Лорен, здесь побывали Сильвестр Сталлоне, Клаудиа Шиффер, Бобби Фишер, Индира Ганди и даже Леонид Брежнев. А недавно остров пережил "русский налет": некто Чубайс (черногорцы смутно представляют, кто этот человек в сегодняшней России) играл пышную свадьбу, сняв для гостей весь остров. Кстати, самая скромная вилла обойдется вам примерно в 1200-1500 евро. В неделю...


Поделись с подружками :