Заповеди Омана

Поделись с подружками :
Здесь вы узнаете, что золотые двери существуют не только в сказках. Что доллар может стоить дороже евро, а море — выглядеть совсем как на картинах Айвазовского...

Будь до­б­рым, щед­рым — и мир от­ве­тит тем же

Этот кра­си­вый се­дой муж­чи­на то за­дум­чи­во смо­т­рел ку­да-то в сто­ро­ну, то стро­го гля­дел, слов­но оце­ни­вая сте­пень мо­раль­но­сти мо­е­го об­ли­ка, то всем сво­им ви­дом при­зы­вал к без­мя­теж­но­сти. Где бы я ни на­хо­ди­лась, по­всю­ду чув­ст­во­ва­лось не­зри­мое при­сут­ст­вие до­с­то­поч­тен­но­го сул­та­на Ка­бу­са, и от это­го ста­но­ви­лось не­мно­го не по се­бе. Порт­ре­та­ми мо­нар­ха уве­ша­ны ма­га­зи­ны, оте­ли, тор­го­вые цен­т­ры, дью­ти-фри, ба­за­ры... Что нуж­но сде­лать хорошего, что­бы за­слу­жить такое все­на­род­ное по­чи­та­ни­е? Про­сто со­з­дать все ус­ло­вия, что­бы по уров­ню жиз­ни Оман при­бли­зил­ся к Эми­ра­там, а в том, что ка­са­ет­ся ко­ло­рит­но­сти, пре­взо­шел во сто крат. Ра­с­чет сул­та­на ока­зал­ся ве­рен — имен­но это при­вле­ка­ет пу­те­ше­ст­вен­ни­ков, пре­сы­тив­ших­ся вос­точ­ны­ми де­ко­ра­ци­я­ми.

Ок­ру­жа­ю­щий мир для оман­ца — это зер­ка­ло. Нуж­но быть бла­го­же­ла­тель­ным и щед­рым, и он от­ве­тит те­бе тем же. Жиз­нен­ную фи­ло­со­фию в пол­ной ме­ре от­ра­жа­ет сто­ли­ца Ма­с­кат. Ши­ро­кие ули­цы, про­сто­рные пло­ща­ди, вме­сто вы­со­ток, со­з­да­ю­щих энер­гию аг­рес­сии и от­чу­ж­ден­но­сти, зда­ния, ха­ра­к­тер­ные для му­суль­ман­ских го­ро­дов: не­вы­со­кие пря­мо­уголь­ни­ки стен, уз­кие ар­ки окон, кро­шеч­ные бал­ко­ны в сти­ле во­с­точ­но­го ро­ко­ко. Фо­ном для них слу­жат го­ры при­ят­ных “кон­ди­тер­ских” от­тен­ков — хал­вы, щер­бе­та, ну­ги — и не­бо цве­та элек­т­рик. И ни­где, ни­где (да­же на до­ро­гах, бла­го­ус­т­ро­ен­ных и про­сто­рных) нет при­выч­но­го ха­о­са, вы­са­сы­ва­ю­ще­го из жи­те­лей си­лы, а в ито­ге по­ро­ж­да­ю­ще­го злость и опу­с­то­шен­ность. 

Скром­ность воз­на­гра­ж­да­ет­ся бла­го­по­лу­чи­ем

1.jpg
Точ­нее все­го по­зи­тив­ное оман­ское ми­ро­вос­при­я­тие от­ра­жа­ет Сук Эль-Да­лам, са­мый ко­ло­рит­ный ба­зар Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва: все чин­но, веж­ли­во, изо­биль­но. Здесь, сре­ди спе­ций, це­нив­ших­ся на вес зо­ло­та, мож­но оты­скать под­лин­ные со­кро­ви­ща. На­при­мер, агар-агар, ко­то­рый в ра­ри­тет­ной “Кни­ге о вкус­ной и здо­ро­вой пи­ще” ре­ко­мен­до­ва­лось до­ба­в­лять в же­ле и мар­ме­ла­ды. Но мне боль­ше по ду­ше не столь­ко тор­го­вать­ся, сколь­ко вы­с­пра­ши­вать у умуд­рен­ных опы­том по­жи­лых тор­гов­цев ре­цеп­ты сча­ст­ли­вой жиз­ни. Же­ла­е­мое по­лу­чаю, как все­гда, в ино­ска­за­тель­ной фор­ме: “Ра­ди бла­го­по­лу­чия важ­но все цен­ное пря­тать вну­т­ри, а не вы­ста­в­лять на­по­каз — для вскарм­ли­ва­ния чу­жой за­ви­с­ти. Раз­рос­шись на обиль­ном пи­та­нии, она по­гло­ща­ет и хва­сту­на, и за­ви­ст­ни­ка. В ито­ге и тот, и дру­гой ока­зы­ва­ют­ся в дли­тель­ной по­ло­се не­ве­зе­ния”...

Этот прин­цип рас­про­стра­ня­ет­ся на все гра­ни оман­ско­го бы­тия. Да­же ста­рин­ные двор­цы, в ко­то­рых по­ко­ле­ни­я­ми жи­вут чле­ны сул­тан­ской фа­ми­лии, скром­ны и де­ко­ром не впе­чат­ля­ют. Но ко­гда я уже ста­ла осоз­на­вать всю важ­ность и цен­ность ук­ра­ша­юще­го че­ло­ве­ка ка­че­ст­ва, мои эмо­ции не­ожи­дан­но по­лу­чи­ли раз­ряд элек­тро­шо­ка. Им ока­зал­ся вы­зы­ва­ю­ще-бро­ский, от­ли­тый из чи­с­тей­ше­го зо­ло­та вход в на­ци­о­наль­ный банк.

Пе­ред по­езд­кой я на­ве­ла справ­ки о не­ко­ей дра­го­цен­ной две­ри сто­и­мо­стью 14 мил­ли­о­нов дол­ла­ров и по­на­ча­лу по­ду­ма­ла, что она спря­та­на в бро­ни­ро­ван­ном хра­ни­ли­ще и для все­об­ще­го обо­з­ре­ния не­до­с­туп­на. И очень уди­ви­лась, ко­гда уви­де­ла мас­сив­ный пря­мо­уголь­ник из дра­го­цен­но­го ме­тал­ла без  воо­ру­жен­ной ох­ра­ны. Бан­ку столь яв­ная де­мон­ст­ра­ция бла­го­по­лу­чия про­сти­тель­на, бо­лее то­го, все­ля­ет при­ят­ное чув­ст­во уве­рен­но­сти. 

Ду­хов­ность да­рит рас­по­ло­же­ние вы­с­ших сил 

2.jpg
“Об­ле­га­ю­щее и про­зрач­ное не на­де­вать. Ли­цо и те­ло по ма­к­си­му­му закрыть” — мы пы­та­ем­ся со­от­вет­ст­во­вать стро­гим тре­бо­ва­ни­ям дресс-ко­да, как мо­жем. Но внеш­ний вид од­ной из нас все рав­но за­бра­ко­ван. Уж боль­но про­зрач­ной со­чли пред­ста­ви­тель­ни­цы кон­т­ро­ля ее блу­зу (ка­зав­шей­ся нам вер­хом це­ло­муд­рия!). Стро­гие секь­ю­ри­ти дол­го ее “упа­ко­вы­ва­ют” и на­ко­нец, до­воль­ные ре­зуль­та­том, до­пу­с­ка­ют нас на тер­ри­то­рию од­ной из са­мых боль­ших в ми­ре ме­че­тей.

Свя­тая свя­тых Ма­с­ка­та, Боль­шой храм сул­та­на Ка­бу­са на пять ты­сяч душ, от­ли­ча­ет­ся ог­ром­ны­ми раз­ме­ра­ми, но при этом ос­та­в­ля­ет впе­чат­ле­ние ис­клю­чи­тель­но про­пор­ци­о­наль­но­го со­ору­же­ния. Од­на­ко, по зако­нам оман­ско­го жан­ра, са­мое уди­ви­тель­ное долж­но скры­вать­ся вну­т­ри. Мра­мор­ные по­лы ус­те­ле­ны ги­гант­ским 21-тон­ным шел­ко­вым ков­ром, ко­то­рый мно­го лет тка­ли ис­кус­ные иран­ские ма­с­те­ри­цы. Под ку­по­лом, слов­но ты­ся­чи ма­лень­ких солнц, сия­ет мас­сив­ная хру­сталь­ная лю­с­т­ра Сва­ров­ски. Ря­дом свер­ка­ют око­ло трех де­сят­ков по­хо­жих, но по­мень­ше. От­де­лан­ный мо­за­и­кой ал­тарь ма­нит тай­но­пи­сью ара­бе­сок...

В оман­це па­ра­до­к­саль­ным об­ра­зом ужи­ва­ют­ся до­б­ро­душ­ный ба­ла­гур-эк­с­т­ра­верт и серь­ез­ный, глу­бо­ко на­бож­ный ин­т­ро­верт, ко­гда речь за­хо­дит о его ду­хов­ном ми­ре. Пе­ред духовными лицами в ис­ла­ме не вы­во­ра­чи­ва­ют ду­шу на­из­нан­ку, тай­ну ис­по­ве­ди зна­ет толь­ко все­ви­дя­щий ал­лах. В оте­лях, в ка­ж­дом но­ме­ре на по­тол­ке на­ри­со­ва­на стрел­ка, ука­зыва­ю­щая на­пра­в­ле­ние на Мек­ку. В об­ще­ст­вен­ных за­ве­де­ни­ях пре­д­у­смотре­ны за­кры­тые ком­на­ты для мо­литв — от­дель­но для муж­чин, от­дель­но для жен­щин. Но ес­ли хра­ни­тель­ни­цам се­мей­но­го оча­га нуж­но по­мо­лить­ся о чем-то важ­ном, едут в ме­четь сул­та­на Ка­бу­са. О чем они про­сят? “На­вер­ное, как и вез­де, — о люб­ви, сча­стье, здо­ро­вье...” — ук­лон­чи­во от­ве­ча­ет моя но­вая зна­ко­мая.

Слу­шай­ся ро­ди­те­лей сво­их — и в се­мье во­ца­рит­ся гар­мо­ния

Ту­ри­сту на за­мет­ку
Ко­г­да ехать. В лю­бой се­зон, но луч­ше все­го в ян­ва­ре — фев­ра­ле, когда про­хо­дит арт-фе­с­ти­валь. Для гос­тей уст­раи­ва­ют яр­мар­ки, му­зыкаль­ные и цир­ко­вые пред­ста­в­ле­ния, а оте­ли и ма­га­зи­ны пред­ла­га­ют при­ят­ные скид­ки.

Как до­б­рать­ся. Из Ки­е­ва с пе­ре­сад­кой в Эми­ра­тах, что по­з­во­лит по­го­с­тить в двух стра­нах. Открытие прямого сообщения планируется в мае 2011 года.
Амаль за­ку­та­на в абайю с го­ло­вы до ног, но ее вни­ма­тель­ные ме­до­вые гла­за ста­но­вят­ся серь­ез­ны­ми, ко­гда мы ос­то­рож­но за­во­дим раз­го­вор об из­лиш­ней стро­го­сти в оде­ж­де. “Ни­г­де в Ко­ра­не не ска­за­но, что жен­щи­на долж­на за­кры­вать ли­цо до са­мых глаз. Но раз муж по­про­сил, я не мог­ла от­ка­зать...” Моя со­бе­сед­ни­ца ро­дом с По­вол­жья, в Ома­не жи­вет год, вме­сте со сво­им су­п­ру­гом Ра­ши­дом со­про­во­ж­да­ет нас в ка­че­ст­ве про­вод­ни­ка. Где бы, вы ду­ма­ли, мог­ли по­з­на­ко­мить­ся лю­ди, жив­шие пра­к­ти­че­ски в раз­ных кон­цах све­та? Их судь­бы свя­зал Ин­тер­нет!

А бы­ло так: ов­до­вев­ший Ра­шид при­е­хал по­го­с­тить в пу­с­ты­ню к дру­гу, за­шел в его дом и усел­ся за ком­пь­ю­тер. За­ме­чу, что, где бы мы ни на­хо­ди­лись, на без­люд­ном бе­ре­гу оке­а­на, в пу­с­ты­не или вы­со­ко в го­рах, вез­де мо­биль­ный ис­прав­но при­ни­мал звон­ки и Ин­тер­нет ра­бо­тал бес­пе­ре­бой­но. Так вот, вы­шел Ра­шид во Все­мир­ную сеть и слу­чай­но на­ткнул­ся на Амаль, по­слал ей со­об­ще­ние, а та ему на­гру­би­ла. “Про­сы­па­юсь сре­ди но­чи, слов­но от уда­ра то­ком, — вспо­ми­на­ет она. — Ну за­чем ни за что ни про что оби­де­ла че­ло­ве­ка”. И бро­си­лась пи­сать ему пись­мо. Че­рез три дня Ра­шид при­ле­тел в По­вол­жье, а вско­ре они от­пра­ви­лись в Оман по­лу­чать ро­ди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние.

 “Без со­г­ла­сия ма­те­ри свадь­бе не бы­вать”, — го­во­рит Амаль в от­вет на мой во­п­рос, ка­ко­во это, полностью под­чи­нять­ся во­ле стар­ших чле­нов се­мьи. При­чем ро­ди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние тре­бу­ет­ся всем и во всем, не­взи­рая на воз­раст ре­бен­ка. У Ра­ши­да две взрос­лые до­че­ри и сын от пре­ды­ду­ще­го бра­ка. Стар­шая за­му­жем и жи­вет в Ду­бае. И ко­гда млад­шая за­хо­те­ла по­го­с­тить у нее, он не пу­с­тил, мол, не­за­муж­ней ба­рыш­не в стра­не со столь низ­ким уров­нем мо­ра­ли (!) де­лать не­че­го.
За раз­го­во­ра­ми о жиз­нен­ных пе­ри­пе­ти­ях вре­мя сгу­ща­ет­ся и ле­тит бы­ст­ро. Не­за­мет­но удуш­ли­вую жа­ру сме­ня­ет ос­ве­жа­ю­щий бриз. Мы при­бли­жа­ем­ся к Са­ла­ле — зна­ме­ни­то­му мор­ско­му ку­рор­ту.

“Маскат“  В переводе с арабского означает “место падения” 

Чтобы выглядеть молодо, регулярно отдыхай на море

Фа­к­ты об Ома­не
Ри­аль­ный курс.От­но­ше­ние оман­ско­го ри­а­ла к глав­ным ми­ровым ва­лю­там свое­об­раз­ное. Один ри­ал сто­ит 2,70 дол­ла­ра или 2,30 ев­ро. По­э­то­му вы­год­нее брать с со­бой имен­но дол­ла­ры.

Ан­г­лий­ский с ак­цен­том суа­хи­ли. В стра­не раз­го­ва­ри­ва­ют на че­ты­рех язы­ках — бе­луд­жи, ур­ду, су­а­хи­ли и офи­ци­аль­ном араб­ском. При этом все в со­вер­шен­ст­ве вла­де­ют ан­г­лий­ским.

Тем­ные вре­ме­на. В Ома­не не су­ще­ст­ву­ет та­ко­го вре­ме­ни су­ток, как ве­чер, тем­не­ет здесь бы­ст­ро и ра­но, солн­це “гас­нет” за не­сколь­ко ми­нут. Уже к 19.00 на­сту­па­ет пол­ная тем­но­та.

Веч­ный дви­га­тель. Здесь бен­зин де­ше­в­ле ми­не­раль­ной во­ды и пре­крас­ные бла­го­ус­т­ро­ен­ные до­ро­ги, по­э­то­му пу­те­ше­ст­во­вать по стра­не на арен­до­ван­ной ма­ши­не вы­год­но и ин­те­рес­но.

Ос­то­рож­но, верб­лю­ды! Та­кой знак мож­но уви­деть по­всю­ду. Нуж­но быть пре­дель­но вни­ма­тель­ным, по­то­му что эти­ми жи­вот­ны­ми, ко­то­рые гу­ля­ют са­ми по се­бе, ме­ст­ность бу­к­валь­но на­вод­не­на. 

Ги­е­на ог­нен­ная. Осо­бен­ным ла­ком­ст­вом счи­та­ет­ся мя­со ги­е­ны, ко­то­рую по­да­ют с ту­ше­ны­ми по­ми­до­ра­ми, от­вар­ной че­че­ви­цей. Ес­ли вы не экс­тре­маль­ный де­гу­статор, ре­ко­мен­дую блю­да из бара­ни­ны, за­пе­чен­ной на уг­лях, руб­ле­ной, жа­ре­ной на вер­те­ле, ко­то­рые бо­же­ст­вен­но го­то­вят оман­ские по­ва­ра.

Вы­ход­ные будни. У оман­цев вы­ход­ные вы­па­да­ют не на тра­ди­ци­он­ные для нас суб­бо­ту и вос­кре­се­нье, а на чет­верг и пят­ни­цу. В эти дни удар­ный шо­пинг пла­ни­ро­вать не сто­ит.
Са­ла­ла — это зыб­кая об­лач­ность, ос­ле­пи­тель­ный блеск во­ды, ажур­ные те­ни, от­бра­сы­ва­е­мые мяг­ки­ми из­ги­ба­ми гор, и сот­ни ки­ло­мет­ров пе­с­ча­ных пля­жей. Здесь на под­сту­пах к оке­а­ну ти­ши­ну на­ру­ша­ют лишь вспле­ски волн и ме­ло­дич­ная трель ве­т­ра, слов­но кто-то наи­гры­ва­ет на флей­те. У кром­ки при­боя рас­ки­ну­лись ря­ды па­ла­ток, на­тя­ну­тые на ме­тал­ли­че­ские кар­ка­сы, по­ход­ная кух­ня, ду­ше­вые ка­би­ны... Под тен­та­ми си­дят муж­чи­ны, за­го­ре­лые поч­ти до чер­на, с мас­сив­ны­ми чет­ка­ми в ру­ках и раз­ве­ва­ю­щи­ми­ся на ве­т­ру диш­да­ша­ми.
Про­вин­ция До­фар — цве­ту­щий ку­рорт­ный оа­зис сре­ди пе­с­ков, где тем­пе­ра­ту­ра воз­ду­ха ред­ко под­ни­ма­ет­ся вы­ше 30 oС. Сю­да из Са­у­дов­ской Ара­вии, Йе­ме­на, Со­ма­ли съез­жа­ют­ся жи­те­ли пе­ре­ждать пе­ри­од, ох­ва­ты­ва­ю­щий июль, ав­густ и на­ча­ло сен­тя­б­ря, ко­гда у них на­сту­па­ет пе­к­ло, слов­но по­ту­с­то­рон­ние си­лы при­от­кры­ва­ют дверь в свой ог­нен­ный мир. С вы­со­чай­ше­го бла­го­сло­ве­ния сул­та­на Ка­бу­са на по­бе­ре­жье обу­стро­е­ны це­лые па­ла­точ­ные го­род­ки, где кро­ме гос­тей из “жар­ких стран” ос­та­на­в­ли­ва­ют­ся и са­ми оман­цы, что­бы сдать свои до­ма в арен­ду ино­стран­ным ту­ри­стам. 

Но глав­ную ин­т­ри­гу — за­чем на мор­ских ку­рор­тах ре­гу­ляр­но сто­ит бы­вать жен­щи­нам — рас­кры­ла Амаль. Я и рань­ше от­ме­ти­ла, что ли­ца ома­нок до­с­той­ны за­ви­с­ти — ни мор­щи­нок, ни пиг­мент­ных пя­тен, ни яр­ко вы­ра­жен­ных но­со­губ­ных скла­док да­же в весь­ма поч­тен­ном воз­рас­те. Рас­ска­зы­вая о та­ин­ст­вах ухо­да за со­бой, она от­ки­ды­ва­ет с ли­ца бар­ку. Я не мо­гу удер­жать­ся, что­бы не за­дать вол­ну­ю­щий ме­ня во­п­рос. Наш гид го­во­рит о сво­ем воз­рас­те с во­с­точ­ной ино­ска­за­тель­но­стью, рас­ска­зы­вая за­бав­ные ис­то­рии о внуч­ке... “Ах да, вы хо­те­ли уз­нать се­к­рет, — лу­ка­во щу­рит­ся она. — Кре­мы ме­ст­ной ли­нии на ос­но­ве ко­ко­со­во­го мас­ла... — и, вы­дер­жав те­а­т­раль­но па­у­зу, до­ба­в­ля­ет: — Но глав­ное, ко­неч­но же, осо­бен­ная, те­п­лая влаж­ность и энер­ге­ти­ка. Эти зе­м­ли ведь не­спро­ста при­гля­ну­лись лю­дям со вре­мен про­ро­ка Ио­ва...”

Тот, кто по­м­нит о сво­их кор­нях, на­сле­ду­ет муд­рость пред­ков

Мне ка­за­лось, что в этом све­же­от­шту­ка­ту­рен­ном при­зе­ми­стом до­ме я вряд ли най­ду для се­бя что-ли­бо ин­те­рес­ное. Ес­ли бы мне не ска­за­ли, что (точ­нее — кто) в нем на­хо­дит­ся, про­сто про­еха­ла бы ми­мо. К гроб­ни­це Ноя ме­ст­ные жи­те­ли от­но­сят­ся столь же тре­пет­но, как и ко мно­гим вет­хо­за­вет­ным свя­ты­ням, и при­хо­дят сю­да мо­лить­ся. На сте­не тща­тель­но про­ри­со­ва­но под­роб­ное ге­не­а­ло­ги­че­ское дре­во с вет­вя­ми и ли­сть­я­ми. Ка­ж­дый не­рас­пу­с­тив­ший­ся бу­тон — не­ро­ж­ден­ный ре­бе­нок... У оман­цев на не­ко­ем глу­бин­ном, под­соз­на­тель­ном, уров­не су­ще­ст­ву­ет не­зри­мая связь с пред­ка­ми и ис­то­ри­че­ским на­сле­ди­ем, что, по их мне­нию, ум­но­жа­ет муд­рость и убе­ре­га­ет от воз­мож­ных оши­бок.
Жи­те­ли пу­с­ты­ни гор­дят­ся сво­ей ис­то­ри­ей, в свит­ках ко­то­рой мож­но оты­скать мно­же­ст­во ле­ген­дар­ных пер­со­на­жей. От при­ста­ни двор­ца Хор Ро­ри, ко­то­рый лишь сей­час ар­хео­ло­ги под­ни­ма­ют из ру­ин, на­чи­нал свои стран­ст­вия Син­дбад. От­сю­да от­пра­в­ля­лась с да­ра­ми к Со­ло­мо­ну ца­ри­ца Сав­ская. Эта жен­щи­на пре­крас­но раз­би­ра­лась в ал­хи­мии, ас­т­ро­ло­гии и при­во­рот­ных зель­ях... “Что, впро­чем, не по­мог­ло ей об­ре­с­ти сча­стье в лич­ной жиз­ни”, — иро­нич­но за­ме­ча­ют муж­чи­ны.
За раз­ва­ли­на­ми двор­ца об­на­ру­жи­ва­ет­ся ста­рин­ный форт Та­ка, кра­е­вед­че­ский му­зей и не­боль­шая лав­ка. Верх­ние пол­ки за­ста­в­ле­ны за­бав­ны­ми рас­ши­ты­ми ша­поч­ка­ми в сти­ле оман­ский casual. Их ис­по­кон ве­ков муж­чи­ны на­де­ва­ют на про­гул­ку. Во вся­ком слу­чае, в этом ме­ня пы­та­лись убе­дить. Пусть про­стят ме­ст­ные па­т­ри­о­ты, од­на­ко ав­тор­ст­во узо­ров весь­ма спор­но: точ­но та­кие же из­дав­на со­з­да­ва­ли на Пол­тав­щи­не и на­зы­ва­ли “со­ловь­и­ни оч­ки”. За­то не под­ле­жит со­м­не­нию тот факт, что аро­ма­лам­пы (им в ма­га­зи­не от­ве­де­на це­лая сек­ция) — ис­тин­но оман­ское от­кры­тие. Как и од­но из са­мых дра­го­цен­ных в ми­ре бла­го­во­ний.


С бла­го­во­ни­я­ми дом ста­нет уют­ным, а здо­ро­вье —креп­ким

Где бы вы ни на­хо­ди­лись, этот за­пах не­из­мен­но впле­та­ет­ся в ок­ру­жа­ю­щее про­стран­ст­во. Не так на­вяз­чи­во и не столь рез­ко, ка­ким мы ощу­ща­ли его рань­ше, а ед­ва уло­ви­мой ву­а­лью. Да­же муж­чи­ны к не­му не­рав­но­душ­ны, сма­зы­вая им спе­ци­аль­ную ки­с­точ­ку для на­не­се­ния бла­го­во­ний, при­кре­п­лен­ную к оде­ж­де. Оман — од­на из не­мно­гих стран, где рас­тет де­ре­во, пла­чу­щее смо­лой ла­да­на. С ви­ду не­взрач­ное, со­гну­тое в три по­ги­бе­ли, слов­но ка­ле­ка, но сто­ит по­те­реть ко­ру — в воз­ду­хе по­ви­са­ет об­лач­ко тон­ко­го аро­ма­та, и ла­донь еще дол­го ис­то­ча­ет бла­го­уха­ние, за ко­то­рое древ­ние ца­ри бы­ли го­то­вы от­дать что угод­но.

“В бы­лые вре­ме­на ки­ло­грамм ла­да­на шел за ки­ло­грамм зо­ло­та”, — с гру­стью но­с­таль­ги­ру­ют тор­гов­цы. Им грех жа­ло­вать­ся, ведь и Оман по-преж­не­му ос­та­ет­ся глав­ным в ми­ре экс­пор­те­ром дра­го­цен­ной эс­сен­ции. В ка­ж­дой лав­ке, ма­га­зи­не, рын­ке мож­но об­на­ру­жить его мыс­ли­мые и не­мыс­ли­мые раз­но­вид­но­сти — от про­зрач­ной, как сле­за, суб­стан­ции, до гу­с­той клее­об­раз­ной мас­сы зе­ле­но­ва­то­го от­тен­ка. Им на­чи­ня­ют по­душ­ки, осы­па­ют бе­лье, до­ба­в­ля­ют в ка­че­ст­ве про­фи­ла­к­ти­ки от не­ду­гов в мо­ло­ко и про­чие на­пит­ки. “На вкус — ко­с­ме­ти­ка в жид­ком ви­де. Они при­вы­к­ли, а я до сих пор не мо­гу”, — взды­ха­ют те, кто не имел сча­стье ро­дить­ся оман­цем. Есть и еще од­но объ­яс­не­ние этой па­то­ло­ги­че­ской стра­сти к аро­ма­те­ра­пии. Из-за осо­бен­но­стей кли­ма­та квар­ти­ры мгно­вен­но на­пол­ня­ют­ся сы­ро­стью. За счи­тан­ные дни мяг­кая ме­бель по­кры­ва­ет­ся пле­се­нью и воз­ни­ка­ет тя­же­лый за­пах по­гре­ба. По­э­то­му без оку­ри­ва­ний не обой­тись, осо­бен­но ес­ли дом рас­по­ло­жен воз­ле мо­ря. 

Дер­жи в чи­с­то­те не толь­ко те­ло свое, но и мыс­ли

Наз­ва­ние Маг­сель в пе­ре­во­де с араб­ско­го оз­на­ча­ет “Мор­ские фон­та­ны”, хо­тя это­му уди­ви­тель­но­му ме­с­ту боль­ше под­хо­дит “До­ли­на Гей­зе­ров”. Ко­г­да на­бега­ет вол­на, ог­ром­ные стол­бы во­ды с гром­ким ши­пе­ни­ем вы­ры­ва­ют­ся из мно­го­чис­лен­ных от­вер­стий в кам­нях. Ме­ст­ные жи­те­ли счи­та­ют до­ли­ну энер­гети­че­ски силь­ной, при ка­ж­дом удоб­ном слу­чае при­ез­жа­ют сю­да “под­за­ря­дить­ся” и при­во­зят сво­их воз­люб­лен­ных. Го­во­рят, очень по­мо­га­ет в сер­деч­ных де­лах. По­доб­ных “мест си­лы” в Ома­не не­ма­ло. 

Од­но из та­ких — ди­кий ка­ме­ни­стый пляж не­по­да­ле­ку от Са­ла­лы. Ог­ром­ные гра­нит­ные глы­бы, слов­но за­стыв­шие по­то­ки рас­ка­лен­ной ла­вы, пре­вра­щен­ные мо­рем в экс­по­на­ты му­зея со­в­ре­мен­но­го ис­кус­ст­ва. Фан­та­сти­че­ские ка­мен­ные фи­гу­ры об­лю­бо­ва­ла раз­но­об­раз­ная мор­ская жив­ность. Кра­бы за­би­ва­ют­ся ме­ж­ду скал, при­тво­ря­ясь за­бав­ной на­чин­кой ка­мен­ных сэн­дви­чей, и та­ра­щат­ся от­ту­да сво­и­ми те­ле­ско­пи­че­ски­ми гла­за­ми. Мор­ские че­ре­па­хи, вы­тя­нув длин­ные зме­и­ные шеи и при­от­крыв клю­во­об­раз­ные рты, за­ми­ра­ют ста­ту­я­ми, гре­ясь на солн­це. Нуж­но бро­дить сре­ди этих “те­ку­щих кам­ней”, лю­бу­ясь жи­вы­ми кар­ти­на­ми Ай­ва­зов­ско­го. И жад­но впи­ты­вать энер­гию оке­а­на, ко­то­рая де­ла­ет “пи­линг” мыс­лям, эмо­ци­ям, ко­же — луч­шая ан­ти-age про­це­ду­ра, как и обе­ща­ла Амаль.

Подзаголовок

ТЕКСТ
Поделись с подружками :