CIao, Bella Швейцария!

Поделись с подружками :
Термальные источники, горнолыжные курорты, банки, шоколад, строгие и пунктуальные, как их знаменитые часы, жители. Все это хорошо известные нам немецкая и французская части Швейцарии. Но ее итальянская область — нечто иное, нам незнакомое, и, как подсказывала интуиция, обещавшее стать хитом. И команда “Натали” отправилась в самый южный кантон страны — улучшить физическую форму и усладить слух самым мелодичным в мире языком.

Итальянская начинка

Один из самых лакомых кусочков швейцарского “слоеного пирога” мы выиграли в лотерее, которую устраивали среди гостивших в Швейцарии журналистов. Его название было подозрительно созвучно с фамилией известного украинского поэта. Или я просто не осведомлена о некоторых подробностях его родословной?..
Хрестоматийных швейцарцев — респектабельных, скупых на эмоции — вы вряд ли встретите в Тичино. Здешний народ в меру расслаблен, ленив и, как все носители итальянских генов, экспрессивно словоохотлив. Но эту льющуюся серебристым ручейком речь можно слушать сутками! В качестве успокоительного. Потомки Данте и Рафаэля даже ругаются так, словно признаются друг другу в любви. И хоть они прекрасно владеют тремя государственными языками, природу швейцарского юга следует описывать исключительно словами из песен Эроса Рамазотти!
Бесконечная цепочка гор, теряющаяся в сиреневатой дымке, обтянута нежным зеленым бархатом. Между округлыми вершинами, словно ложбинками грудей, покоятся отшлифованные до зеркальной глади бирюзовые медальоны озер. Какая невероятная чувственность, какая эротичность! В безмятежной лазури можно купаться и пить ее без опаски. И стараться держать голову в руках, иначе она пойдет кругом от густого аромата альпийских трав, плавных изгибов горной гряды и льда, позвякивающего в бокале: аморе, аморе, аморе...


Лугано в тумане

Лугано на рассвете — словно размытая картинка из сна. Молочный туман затапливает дома до самых крыш, обволакивает горы, трепещет невесомой дымкой над озером. Пока жаркое солнце не рассеяло зыбкое волшебство, нужно садиться в лодку и любоваться пейзажами с воды. Первой из густых облаков показывается шоколадная вершина Монте-Бре с засахаренной патокой снега. Затем выныривают размытые силуэты домиков-близнецов и — неожиданно — странное, богато декорированное здание с вывеской “Казино”. “Не знаете, кто архитектор? Не может быть! — округляет глаза наша провожатая Барбара. — Это же сам Марио Бота!” Я слышу о боге архитектуры впервые, и от этого мне становится неловко. Потом в Интернете случайно натыкаюсь на его биографию. Я-то думала, достопочтенный Бота ровесник Микеланджело или, по крайней мере, Гауди, а оказалось, ему нет и семидесяти. Слишком юный возраст для плеяды бессмертных!
За городом обнаруживается деревенька Гандрия, куда еще совсем недавно можно было попасть исключительно водным путем. С озерной глади прослеживается вся патриархальная “структура” жизни: приземистые дома, пастбище с застывшими фигурами коров, старый рынок, изборожденная морщинами трещин церковь и где-то там, в глубине, фамильные склепы...
Осмотрев окрестности Лугано с озера, мечтаю “пощупать” ее реальные формы, обещавшие быть весьма соблазнительными. Городу присуща экспрессия взбалмошной итальянской синьорины. Узкие, крутые улицы бегут в произвольном порядке то вверх, то вниз, то упираясь в тупик, то теряясь в черных дырах дворов. В серые тиски стен втиснуты столики кафетериев. Просочиться между ними можно, сделав глубокий выдох и втянув живот. Но ради фресок XVI века в церкви Санта-Мария-дельи-Анджоли потерпеть стоит. В тесноте, но ни в коем случае не в обиде, огромное количество бутиков, разбавленных редкими кафе и барами. Я решила повторить этот маршрут ближе к десяти вечера, однако улицы встретили гулкой тишиной и темными окнами. Очевидно, веселая итальянская кровь все же подпорчена каплей дисциплинирующего англо-саксонского дегтя...

Лугано — третий город в Швейцарии (после Цюриха и Женевы) по количеству жителей, банков и уровню благосостояния

Есть, молиться и любить

Похожий на серебристую змею поезд медленно ползет по серпантину горы Монте-Женерозо. Громко зашипев, останавливается, когда до вершины остается добрая сотня метров. Дальше приходится добираться пешком, опираясь на палки для хайкинга (модная в Западной Европе скандинавская ходьба). Преодолев небольшое расстояние, показавшееся мне бесконечным, замираю от изумления. Наш поезд парит в облаках над бездонной пропастью — в Голливуде подобное зрелище достигается посредством сложнейших спецэффектов.
“Всего лишь обычная прогулка, — усмехается Барбара, разглядывая наши раскрасневшиеся лица. — Какую песню затянете завтра, когда отправитесь штурмовать настоящую высоту!” Чтобы “песня” звучала бодро, нужно набраться сил проверенным для каждого первопроходца способом. Для меня это вкусный обед. 
Я не из тех, кто сходит с ума по сочной ветчине, боготворит карбонат и поет оду прозрачно-янтарному ломтику копченой телятины, но тичинское мясо, несомненно, пища богов. За этот вяленый окорок, распространяющий божественные ароматы, не жалко расстаться с 70 франками (а это порядка 70 долларов). Как и за ломтик аппетитного сыра горгонзола — словно слегка подтаявшего на солнышке сливочного масла. Идеальная пара для него — белое сухое тичинское мерло, с легкой кислинкой и приятно пощипывающей язык терпкостью. Можно осушить залпом хоть два ведра — пьется легко, но с ног не валит.
Жители итальянской Швейцарии прекрасно осведомлены, что и где нужно есть. Если хотите попробовать местные деликатесы, обязательно поведут в гротто — святая святых тичинской кухни. Выглядит, как провинциальная закусочная, но боже упаси отозваться о ней неуважительно — рискуете стать persona non grata. Многочисленные семейства за большими круглыми столами, покрытыми чистыми скатертями в сине-красно-белую клетку, шумно наслаждаются непритязательной домашней едой, вино и шутки льются рекой. И только припаркованные рядом “бентли” и “кабриолеты” намекают о нескромном материальном положении скромных посетителей.
...Я поняла, почему состоятельные швейцарцы в вопросах отдыха проявляют патриотизм, когда из окна любовалась горной грядой, похожей на костлявый хребет динозавра. И вот тут, сидя в позе Роденовского “Мыслителя”, почувствовала всю незначительность переживаний, из-за которых мы без конца ошибаемся и в итоге терпим неудачи. И как эти простые радости — восхождение на вершины, прогулки, созерцания, купания — мягко направляют бег мыслеформ в правильное русло. Пусть себе материализуются во что-нибудь полезное. Скажем, в доступный рецепт счастья — “Есть, молиться и любить!”

Локарно считается самым теплым и солнечным городом во всей Швейцарии

Священное освещение Моньо

Солнце пробивается между гор тонким, но мощным, как прожектор, лучом, будто сам ветхозаветный бог решил явиться в образе столпа света. Он выхватывает потусторонние каменные дома, равнодушно взирающие пустыми глазницами оконных проемов, и быстро мелькнувшую таинственную тень внутри.
Прошло пятьсот лет с тех пор, как последний житель покинул деревню Моньо. Поросшие серым мохом жилища похожи на пустые старые раковины — низкие, неуютные, коренастые. Сложенные как попало из камней разной величины, усаженные крошечными, напоминающими форточки окошками, словно не люди, а гномы строили их. 
Никто так и не может толком объяснить, почему за столь заурядный поселок велись такие ожесточенные войны. Видимо, после очередной стычки жителям надоело все обустраивать заново, и они больше не возвратились. От церкви XVI века Кьеза-ди-Сан-Джованно-Баттиста остались потемневший колокол и часть фронтона. Но кто бы вы думали взялся ее достраивать? Марио Бота! Видно, он все же не лишен божьего дара, этот тичинский гигант архитектурной мысли. Внутри все облицевал белым мрамором и серым гранитом, повсюду пустил психоделические орнаменты. И создается впечатление, что стены, потолок и пол живут каждый отдельной жизнью. Но в этой странной оптической иллюзии есть необъяснимая притягательность, которая умиротворяет и помогает сконцентрироваться на мыслях о высоком...

В горы с Донателлой и Челентано

Когда навыки восхождения освоены и доведены до автоматизма, оказывается, что лазить по горам занимательно. Когда топаешь в ритме скандинавской ходьбы, становится жарко. Палящее солнце прогревает воздух до +28 оС, хотя на склонах все еще лежит снег. Тут я наконец-то осуществляю давнюю мечту: среди обжигающих холодом сугробов играю в снежки в футболке и темных очках.
Донателла не может меня догнать, хотя очень старается, Челентано и вовсе скрылся из виду. Запыхавшаяся и раскрасневшаяся, со съехавшим набекрень чепчиком, настигает меня у самого Хата: “Ты самая быстрая хайкинг-герл, которую я когда-либо встречала!” Перевал — пара грубо сколоченных деревянных шале, предназначенных для удовлетворения скромных потребностей утомленного путника. Нужно ему немного — отдых, ночевка и еда. Продукты доставляют вертолетом, с водой проблем нет: она выкачивается из минеральных источников неподалеку. Небольшие, на восемь человек комнаты плотно заставлены двухъярусными кроватями. Кажется, стоит лишь прикоснуться к этой взбитой подушке, и проспишь несколько суток. Но нельзя, неутомимая Донателла показывает жестами, что пора спускаться вниз — в Локарно нужно успеть засветло. 

Магическое озеро и скамейки для поцелуев

Туристу на заметку
Дорога. Добраться до Тичино можно из Цюриха, а также из Милана. Прямо из аэропорта швейцарского города Мендризио (возле Локарно) отправляются автобусы.

Перемещения. Удобнее всего путешествовать по стране со swiss-card, которая позволяет ездить по всей Швейцарии целую неделю бесплатно на поезде и прочих средствах передвижения. Предпочтите поезд — не прогадаете. Здесь это самый быстрый, удобный и комфортабельный вид транспорта.

Шопинг. Для тех, кто хочет сэкономить время, — торговый молл “Фокстаун”, где собрано 160 аутлетов. Для тех, кто хочет сэкономить деньги, — по соседству столица итальянской моды. Между ней и торговым центром регулярно курсирует шаттл. 
Если вам посчастливится побывать в Локарно, вы рискуете навсегда оставить здесь свое сердце. Вас пленят эти скульптурные, отливающие серебром очертания гор, белоснежный частокол яхтенных мачт, ослепительный, как от зеркала, блеск озера Маджоре (что означает “магическое”), затопившего пространство до самого горизонта расплавленной бирюзой. 
Город покоится в чаше, со всех сторон защищенной от ледяных ветров высокими горами. И в том, что здесь больше всего солнечных дней в году, чем во всей Швейцарии вместе взятой, и царит мягкий средиземноморский климат, никакой магии нет. В густом влажном воздухе прекрасно себя чувствуют высаженные на набережной пальмы, финиковые и гранатовые деревья. Терраса выводит к уютному кафе, где я заказываю самбуку и медленно хмелею, любуясь ярко-васильковыми водами. Кажется, сейчас из них покажутся русалки и заведут свой колдовской хоровод. Вопреки ожиданиям, со мной заводит разговор официант. Как все итальянцы, он любит поболтать. Расспрашивает, откуда я родом, а узнав, что из Киева, радостно восклицает: “Ах, Украина! Знаю, знаю. У моих бабушки и дедушки, которые живут в Италии, домработница из вашей страны. Она замечательная женщина и фантастически готовит борщ!” На губах молодого человека расцветает счастливая улыбка.
Локарно — город молодых и влюбленных. Они придают ему романтическую и немного легкомысленную атмосферу: парочки сидят в кафе, гуляют и целуются на лавочках, расставленных вокруг озера. Недаром его назвали магическим. Только магия его, по всей видимости, любовная. 

Благодарим за помощь в подготовке материала Switzerland Tourism и лично Федерико Самаруга, представительство компании AVIAREPS AG в Украине и лично Наталью ИЛЬЯШОВУ.

Поделись с подружками :