Акуна матата

Поделись с подружками :
Наблюдать за львами и зебрами, странствовать по затерянному миру, купаться в Индийском океане — все, о чем только может мечтать путешественник, он найдет в Танзании.

В мире животных

Долина Серенгети, которую сейчас называют национальным парком, существовала на Черном континенте задолго до появления здесь белого человека. Собственно, слово “парк” — весьма условное: никаких вам лавочек, кафе, беседок и прочих заведений для культурного отдыха. Вокруг — травы да цветы. Нежно-сиреневые и огненно-желтые, источающие крепкие ароматы приторной патоки и горьковатого меда. Кажется, все здесь не настоящее, а мультипликационное, а значит, немного волшебное. И животные тут водятся невиданной красы. Только в Танзании носорог может с таким чувством собственного достоинства лакомиться ромашками на цветочной поляне, а жираф, минуту назад казавшийся скульптурой из дерева, смерить вас оценивающим взглядом и удалиться в джунгли.

Если вам любопытно, где могли бы черпать вдохновение создатели “Мадагаскара”, держите курс к озеру Маньяра. Всякой твари там видимо-невидимо! Нежатся в воде бегемоты, разевая от удовольствия бездонную пасть. Шакалы, похожие на длинноногих ушастых лис (а вовсе не на кривоногих карликов, какими мы их представляли, насмотревшись “Маугли”), преследуют стадо антилоп-гну. Наши провожатые просят не вмешиваться в охоту, иначе нарушим баланс. Страусы, растопырив крылья, как гигантские куры, перебегают дорогу, смешно выгибая коленки назад. Черно-белые зебры всем своим видом демонстрируют оптимистическое мировосприятие: за темной полосой неизбежно следует светлая. Таков истинный закон джунглей, неважно каких — каменных или тропических.

Отели-лоджи — крошечный оазис цивилизации в царстве тропиков — превращены в заповедную зону, но пятизвездочный сервис безупречен. Интерьер позволяет прочувствовать свою неразделимость с окружающим миром при помощи оттенков, материалов, освещения. Природу легче научиться понимать, став ее частью. Поэтому между вами и джунглями — только тонкая деревянная стена. Однако если после захода солнца захочется прогуляться под звездным небом в одиночестве, самое время вспомнить строки из “Айболита”, иначе близкого знакомства с семейством гиен не избежать. Раз уж без вечернего променада не можете уснуть, придется немного побыть в роли vip-персоны, которая шагу не может ступить без охраны. Возможно, сначала эта предосторожность покажется излишней, но... распахнув окно, вы остолбенеете от неожиданности, увидев слониху со слоненком, пощипывающих хоботами молодую траву. А возле джипов заметите львов — желтых плюшевых сфинксов с черными щелочками глаз. Возлежат они с таким заносчивым видом, будто действительно хранят тайну великих пирамид.

Масайское счастье

Племена масаи — такое же национальное достояние республики, как и заповедники. Этот древний народ не меняет уклад жизни тысячи лет, славится крайней воинственностью и независимостью. За двойной оградой — двухметровыми ветками и плетеным забором — скрыты хижины без окон, напоминающие панцири больших улиток. Труд строго разделен. Быт, дети, скот и изготовление украшений из бисера для туристов лежит на женских плечах. Мужчина в свободное от войны время посвящает себя странствиям, размышлениям о смысле жизни и поискам очередной половины. Требуется не меньше десятка жен, чтобы держать в порядке хозяйство. Беспроигрышный способ покорить дамское сердце — проявить фантастическую прыть. Любой масаи заткнет за пояс чемпиона мира по прыжкам в высоту, с места взвившись в воздух больше чем на метр. Чем выше, тем больше шансов заполучить симпатичную и работящую половину. В масайских семьях не бывает скандалов. Неторопливый ритм жизни и никакой страсти к накопительству — их рецепт семейного счастья. 

Однако цивилизация уже положила глаз на эти богом забытые места. Молодые люди все чаще уезжают в города, пытаясь на чужбине найти свое место под солнцем. Национальные парки “съедают” земли, пригодные для скота, воевать не с кем да и незачем, и людям племени не остается ничего другого, как подрабатывать проводниками, браконьерами или “достопримечательностями” — в зависимости от обстоятельств. Как северные соседи-бедуины. Жизнь масаи могла бы показаться кромешным адом, если бы не спокойная безмятежность на их лицах. И вдруг становится ясно: эти люди не совсем такие, как мы, и окружающий мир понимают иначе. Не противостоят, не защищаются, не покоряют, а живут так, чтобы все было “акуна матата”. В переводе с суахили это означает примерно следующее: “Нет проблем. А если они есть, бог с ними”.

По законам джунглей

Еще задолго до поездки в Танзанию я услышала интересное мнение: “Люди возвращаются из Африки “перевернутыми...” Тогда она показалась мне нелепой и бессмысленной. Теперь я поняла ее суть. Я так и не стала активным борцом за права животных, и вегетарианство мне по-прежнему чуждо. Но отношение к дикой природе действительно “перевернулось”. Ни цирк, ни зоопарк не вызывали у меня желания аплодировать мастерству “воспитателей”. Просто однажды я заглянула в глаза ламы, полные щемящей тоски, от которой невыносимо заныло в области солнечного сплетения. На просторах Танзании, обласканных ветром, солнцем и раскрашенными всеми цветами радуги, я открыла для себя животных с совсем другой энергетикой. Невозможно удержаться от улыбки, наблюдая за персонажем из “Короля Льва” — коренастым бородавочником Пумбой, выгуливающим свое упитанное потомство. А в жирафе, пятна которого не просто причуда природы, а самые настоящие признаки индивидуальности, узнаете того самого ипохондрика Мелмана из “Мадагаскара”. Десятки тысяч жителей земли, названных кем-то когда-то дикими, испокон веков сосуществуют друг с другом. По подсчетам ученых, вся эта гигантская скачущая, крадущаяся, ползающая и летающая биомасса ежедневно съедает четыре тысячи тонн свежей травы. И это только в одном заповеднике! Можете себе представить масштабы “огорода”? Национальные заповедники занимают в Танзании тридцать восемь процентов ее территории. Хватит еды и места под солнцем всем.

А законы джунглей придумали люди — они отражают наши с вами собственные страхи. Возможно, следует чаще “переворачивать” свое мировоззрение, чтобы это понять.

Затерянный мир

Два с половиной миллиона лет назад земля содрогнулась от чудовищного взрыва, а когда огненный дождь прошел, на высокой горе возникла долина. Нгоронгоро — самый настоящий затерянный мир, неизведанный, труднодоступный, полный тайн. Здесь обитает практически все животное население Африки, даже диковинные черные носороги, которых едва не стерли с лица земли вместе с их “чудотворным” рогом. А уж увидеть в полном составе “большую пятерку” — льва, леопарда, слона, буйвола и носорога — и вовсе дело обыденное.

Есть в долине еще одно чудо — розовое озеро. Облака над ним всегда висят так низко, словно силятся впитать его удивительный цвет. От тысяч фламинго вода становится малиновой и трепещущей, будто по ней без конца пробегает рябь. Даже беглого взгляда на эту роскошь хватит, чтобы зарядиться радостью на целый день.

Ланч у нас проходил возле “Озера бегемотов”. Под шумные всплески и бульканье его обитателей, мелодичный щебет ярко-лимонных птиц ткачиков, занятых обустройством огромных грушевидных гнезд, простая походная еда нам казалась верхом поварского мастерства... В Африке вообще велик соблазн приобщиться к прекрасному во время трапезы. Но не везде это можно, о чем серьезно предупреждают провожатые. Выйдя в неположенном месте из внедорожника, рискуете стать невольным кормильцем коршунов, которые вряд ли станут разбираться, где сэндвич, а где — палец. Просто надо внимать советам проводников и соблюдать здешние законы. И тогда “страшные гориллы” и “большие злые крокодилы” останутся, где им положено, — в детской книжке.

Мы живем на Занзибаре

Оказавшись на Занзибаре, вы будете удивлены: и это тоже Танзания? Он, скорее, похож на Алжир или Марокко. Другие люди, другая религия, природа, одежда, культура, язык... Добропорядочные мусульмане, которых здесь 99 процентов, сильно удивились бы, узнав, что в паре десятков километров от них сохранился первобытно-общинный строй. Помните из “Айболита”: там, на Занзибаре, живет страшный и ужасный Бармалей! Но пиратство и работорговля в далеком прошлом, сейчас остров — это лабиринт узких улочек, магазины со всякой всячиной, необходимой на курорте, рынки, колониальные особняки, причудливые иностранные консульства, руины султанских дворцов и заброшенные персидские бани. Для любителей старины — каменный город в колониальном стиле и остров-тюрьма, где обитают павлины, самые маленькие в мире антилопы и огромные ручные черепахи. Особенное удовольствие — покормить гигантов из собственных рук листьями капусты.
Но прежде всего Занзибар славится прекрасными пляжами: Фужи и Чуини предназначены для активных видов спорта, Мангапвани — просто для релакса. Единственный звук, который вы здесь услышите, — шум прибоя, а живые обитатели — только птицы. Белоснежный песок, издали похожий на бархатную пудру тончайшего помола, неожиданно оказался шершавым и жестким. Видимо, стройматериалом для него, как и для близлежащих островков, послужили кораллы. В кудрявую кромку прибоя оправлен океан, переливающийся от сапфирового темно-синего до бирюзового и зеленовато-прозрачного. Необъяснимо богатая палитра цвета!

Здесь, на Занзибаре, родился знаменитый солист группы Queen Фредди Меркьюри. Захотелось зайти в его дом, но было уже поздно, и он оказался закрытым, поэтому пришлось ограничиться просмотром семейных фотографий певца на стенах “Меркьюри-бара” на пляже, под чашечку душистого кофе. Черного, густого, с ароматной рыжеватой пеной, живого африканского “энергетика”. Добавляют в него разные специи: кардамон, черный молотый перец, корицу и гвоздику. Жгучее сочетание дает удивительный вкус, бархатный, но в то же время насыщенный. Дополненный же мороженым, он становится огненным.

С чашечкой кофе в руках на берегу океана нужно дождаться заката. Когда ослепительный диск растворится в воде, оставляя на ней лишь зыбкий образ своего отражения, все вокруг приобретает необычный цвет. Так бывает, когда смотришь на мир через цветное стекло. Воздух, столики в кафе, люди... кажутся немного другими, словно наш и параллельный мир поменялись местами. Всего несколько секунд длится великое представление, и вот уже в чужом высоком небе загораются незнакомые созвездия. “Шоу, — как спел бы Фредди, — продолжается! ”

Туристу на заметку

  • Музей. Если вы соскучились по музеям, взгляните на экспозицию в Серенгети, показывающую, как и куда ежегодно кочуют зебры и антилопы-гну и отчего им не сидится на месте. Лучшее время для наблюдения за миграцией травоядных — с декабря по июль, за хищниками — с июня по октябрь.
  • Раскопки. Ущелье Олдувай на территории заповедника Нгоронгоро — рай для любителей археологии. Здесь были обнаружены следы первобытного человека, жившего десять тысяч лет назад. Согласно утверждениям историков, где-то в этих местах эволюционировали из обезьян первые люди.
  • Фотосессия. Найти фотогеничные места в Африке не составит труда. Но не сфотографироваться на фоне силуэта Килиманджаро недопустимо. Этот потухший вулкан — самая высокая точка Африки, его высота — почти шесть километров. Любителям покорять вершины стоит взять на заметку, что совершать подъем на гору лучше с августа по октябрь и с января по март.
  • Особенности. Объединенная республика Танзания включает в себя материковую и островную часть. Ее название получается, если сложить первые слоги слов: Танганьика и Занзибар. Государственный язык — суахили, английский также распространен.
  • Адаптация. В Танзании вашему организму не придется перестраиваться, адаптация пройдет довольно легко: страна расположена на одном меридиане и часовом поясе с Украиной.
  • Дорога. Из Киева в Амстердам, затем в Найроби. Оттуда местными авиалиниями нужно добраться до Аруши, где, как правило, и начинается маршрут сафари. Общее время в пути — чуть больше двенадцати часов.
  • Прививки. Рекомендуется до поездки начать прием препаратов против малярии и сделать прививку от желтой лихорадки. После процедуры вам выдадут специальный сертификат.
  • Деньги. Рассчитываться можно как танзанийскими шиллингами, так и долларами. Обменные пункты лучше посещать в крупных городах и централизованно. Учтите, мелкие долларовые купюры “стоят” дешевле (их меняют по меньшему курсу). Не принимают купюры старого образца и изношенные.
  • Заповедник Йозани — жизненное пространство обезьян-колобусов, питающихся зеленью исключительно одного вида дерева, растущего в данном лесу.
  • Дворцы. Руины дворцов Марухуби и Мтони находятся на севере города Занзибар. Построенные в конце XIX века султаном, они недолго радовали глаз своим пышным убранством, потому что вскоре были сожжены.
  • Спайс-тур. Занзибар со Средневековья славится своими специями. Семьдесят процентов гвоздики в мире выращивают именно тут. Есть специальная экскурсия по плантациям пряностей, где расскажут, как растут известные и неизвестные вам специи, и даже дадут их попробовать.

Благодарим за помощь в подготовке материала ART&JOURNEY и лично Ларису ДЮБИНУ.

Поделись с подружками :